· Главная
  · Прислать новость
  · Лучшее
  · Архив новостей
  · О проекте и авторах
  · Работа
  · Написать нам
  · Рекомендовать нас
  · ЧАВО
  · Поиск
  · Ссылки


  · Лев, Колдунья и Ко
  · Актеры
  · Команда
  · Интервью
  · Ваши Рецензии



  · Как читать?
  · Биографии героев



  · Биография
  · История Хроник
  · Льюис и Инклинги



  · Скачать!
  · Галерея
  · Опросы
  · Narnia Icons


  · Форум сайта
  · Дневники



51 гостей и 0 пользователей.

Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.







Рыцарь Радости (часть вторая).
Разместил 30/11/2012
Вчера, 29.11.2012, мы => опубликовали часть первую статьи Владимира Гопмана "Рыцарь Радости: Добро и зло миров Клайва Стейплза Льюиса" (Гопман В. Золотая пыль: Фантастическое в английском романе: последняя треть XIХ-ХХ вв. М., 2012. С. 300-319.), в которой был охвачен период, условно, "до Нарнии". Во второй части данной статьи наши читатели узнают обо всём остальном. Нажмите на "подробнее...", чтобы ознакомиться с материалом.

Рыцарь Радости

Добро и зло миров Клайва Стейплза Льюиса

(окончание)


***

Для многих читателей и поклонников Льюиса стало неожиданностью появление в 1950 г. повести «Лев, колдунья и платяной шкаф» – первой из цикла о волшебной стране Нарнии, названного Колином Мэнлавом, авторитетным исследователем английской фантастики, одним из величайших фантастических миров, созданных для детей в мировой литературе [24].

Трудно сказать, что же побудило пятидесятилетнего профессора обратиться к сказке. Возможно, это произошло потому, что, как заметил Льюис, он «писал книги, которые хотелось бы читать ему самому». А поскольку «никто не писал книги, которые нравились мне, то я был вынужден сделать это сам: и никаких глупостей относительно самовыражения» [25]. Отчасти, наверное, это шутка, но есть, думается, безусловная закономерность в том, что к сказкам Льюис обратился в 1950-е, послевоенные годы, которые не давали оснований для оптимистических прогнозов на будущее. Фашизм был разгромлен, но в сердце человечества незаживающей раной осталась память о миллионах павших на полях сражений, о фабриках смерти, о «научных» экспериментах на живых людях. А над миром нависла атомная тень Хиросимы – и люди, еще не отошедшие от ужасов Второй мировой войны, замерли в ужасе перед войной третьей, термоядерной…

Быть может, потому и обратился Льюис к сказке, чтобы создать – пусть вымышленную, фантастическую – модель общества, в котором все счастливы и свободны. Хотя в целом к политике Льюис относился сдержанно, всю жизнь избегая комментариев на злобу дня, известно, что он резко отрицательно говорил о двух главных, как он считал, бедах XX в.: коммунизме и фашизме. Например, в одном из писем Льюис предупреждал, сколь опасными и отвратительными могут быть попытки фашистов и коммунистов казаться верующими [26].

Во многом пониманию сказочного цикла могут помочь художественные принципы, которыми Льюис, по его словам, руководствовался в работе и которые в свойственном ему полушутливом стиле изложил в письме к американской школьнице, обратившейся к нему за советом, как научиться писать сказки: «1. Прежде всего, выключи радио (сейчас, конечно, он написал бы: «Выключи телевизор и компьютер». – В. Г.). 2. Прочти все хорошие книги, какие сможешь достать; и не прикасайся к иллюстрированным журналам. 3. Всегда пиши (и слушай) ухом, а не глазом. Ты должна слышать каждую строчку, которую пишешь, как будто она произносится вслух. Если то, что ты слышишь, тебе не понравится, попробуй еще раз. 4. Пиши о том, что тебе по-настоящему интересно – неважно, о выдуманном это или о реально существующем, – а больше ни о чем (и имей в виду, что если интересуешься только своим писанием, то никогда не станешь настоящим писателем, потому что тебе не о чем будет писать)» [27].

Если выстроить повести не по хронологии их выхода в свет, а по хронологии происходящих в них событий, они расположатся в следующем порядке: «Племянник чародея» (1955), «Лев, колдунья и платяной шкаф» (1950), «Конь и его мальчик» (1954), «Принц Каспиан» (1951), «Покоритель Зари, или Плавание на край света» (1952), «Серебряное кресло» (1953), «Последняя битва» (1956). В этих повестях рассказывается об истории волшебной страны Нарнии, от ее зарождения до гибели и нового рождения.

Главные герои каждой повести – дети, живущие в современной Льюису Англии. Дети попадают в Нарнию различным образом: в повести «Лев, колдунья и платяной шкаф» они проникают в сказочную страну через громадный платяной шкаф (такой шкаф стоял в доме самого Льюиса в Оксфорде), в «Принце Каспиане» – переносятся прямо с железнодорожного вокзала, в «Покорителе Зари…» – через картину, на которой изображен корабль в море, в «Племяннике чародея» – с помощью волшебных колец. Помощь детей каждый раз необходима Нарнии, на которую обрушивается очередное несчастье. Из каждого путешествия дети возвращаются, преодолев в себе (сами или с помощью друзей) мелочное и низменное.

История Нарнии насчитывает две тысячи пятьсот пятьдесят пять лет, равных пятидесяти земным. По земному летосчислению Нарния была создана в 1900 г., когда туда проникают двое лондонских подростков, Дигори Керк и Полли Пламмер. С тех пор в Нарнии побывало еще пятеро детей.

Нарния – страна поразительной красоты. Для ее описания Льюис использовал пейзажи двух стран, которые знал и любил больше других: Англии и Ирландии. Обоснованно этот волшебный край сравнивают с придуманной Урсулой Ле Гуин страной Земноморьем [28].

Сказки Льюиса удивительно зримы – читая их, мы буквально видим все, что происходит с героями. В немалой степени это объясняется тем, что сцены его книг представали перед писателем нередко в виде визуальных образов. По словам Льюиса, «все мои семь книг о Нарнии и три космических романа начались с того, что в моем сознании возникали картины – не истории, но словно иллюстрации. “Лев, колдунья и платяной шкаф” начался с того, что я увидел фавна со свертками, идущего под зонтиком в заснеженном лесу. Эта картина была в моем сознании с 16 лет. А когда мне было под сорок, я сказал себе: “Давай-ка попробую сделать из этого историю”» [29].

Население Нарнии весьма разнообразно: фавны и дриады, наяды и кентавры, великаны и гномы, единороги и драконы. Заселяя свой мир, Льюис брал его обитателей из мифологий античности и европейского Средневековья. И конечно же, здесь представлены животные куда более обычные и знакомые – медведи, волки, лисы, зайцы, барсуки, ежи, собаки, коты, а также рыбы и птицы, которых английский (прежде всего, впрочем, как и российский) читатель мог бы встретить в лесах, полях и в небе своей родины. Примечательно, что когда один из лучших друзей Льюиса, Толкин, прочел первую повесть в рукописи (ему она не понравилась…), он назвал одним из основных ее недостатков то, что в Нарнии собраны слишком разные персонажи. «Не представляю, – сказал он, – как они уживутся в одной стране: фавны и Белая Колдунья, нимфы и гномы». И на попытку Льюиса возразить, что эти существа спокойно уживаются в голове, Толкин отрезал: «Только не в моей» [30].

Животные в Нарнии нередко воплощают лучшие человеческие качества – или те качества, которыми (как, очевидно, хотелось бы автору) обладали бы люди. И прежде всего это отвага и верность. Примечателен диалог между королем Питером и барсуком, состоявшийся после битвы, в которой часть населения Нарнии сражалась за ее настоящих королей, а другая – за предателя и самозванца (повесть «Принц Каспиан»). Питер с благодарностью обращается к своему новому другу: «Лучший из барсуков, ты ни разу не усомнился». На что следует ответ, исполненный благородства: «Это не моя заслуга, Ваше величество, я зверь, а мы не меняемся. Я барсук, что еще больше, и мы крепко держимся за старое» [31].

Радушный и гостеприимный фавн Тамнус из повести «Лев, колдунья и платяной шкаф», отважный мышиный рыцарь Рипичип из повести «Покоритель Зари, или Плавание на край света» [32], единорог Алмаз из повести «Последняя битва», квакль Хмур из повести «Серебряное кресло», чем-то неуловимо напоминающий одновременно Сэма Уэллера и … мистера Пиквика. В них немало черт английского национального характера, среди которых надо назвать юмор. Он в повестях точно выверенный, «дозированный», поразительно всегда употребленный к месту. Иногда он несколько мрачноват, но и тут как нельзя лучше подходит к ситуации – так, в повести «Серебряное кресло» герои, оказавшиеся в замке короля великанов, с содроганием понимают причины, по которым гигантские существа так радушно их приняли – ведь в их поваренной книге записан старинный рецепт: «ЧЕЛОВЕК. Это изящное двуногое с давних пор считается деликатесом. Составляет традиционную часть осеннего праздника. Подается между рыбой и мясным» [33].

Подчас Льюис употребляет юмор для того, чтобы некоторые эпизоды не звучали слишком возвышенно, а то и напыщенно. Вот, например, в повести «Серебряное кресло» появляются двое самых, пожалуй, удивительных существ античного мира: «Два кентавра, один с черной, другой с золотой бородой, стекающей па грудь… Никто не назовет кентавра смешным, если увидит его. Они величавы и мудры (мудрости их научили звезды), редко веселятся, еще реже гневаются; но гнев их ужасен, как девятый вал» [34]. Бесспорно, нельзя не проникнуться таким описанием благородных существ, но очевидный пафос этого описания снижается, поскольку на предыдущей странице мы узнаем, чем питаются кентавры: «Разве ты не знаешь, что у кентавров два желудка, человеческий и лошадиный? И оба требуют еды. Так что они едят почки, омлет с грудинкой, бутерброды с ветчиной, мармелад, пьют кофе и пиво, потом часок пасутся и снова едят – теплые отруби, овес, а под конец мешок сахару. Вот почему так трудно приглашать к себе кентавра на денек-другой» [35].

Нарния – это реализация детской мечты о мире, в котором можно быть храбрейшим рыцарем или прекраснейшей дамой, а кто из детей не мечтает об этом!.. Но вместе с этим Нарния – и реализация детской (и не только!) мечты о стране, живущей по законам доброты и справедливости. Жители Нарнии великодушны и благородны, но главное – здесь нет ни господ, ни слуг, равны и люди, и звери; и все обладают одинаковым правом на свободу. Именно свобода – важнейшая привилегия жителей Нарнии, принципиальным образом отличающая их от жителей других стран. Символом свободы становится умение разговаривать, которым обладают в Нарнии все: звери и птицы, рыбы и фавны, кентавры, единороги и гномы, наяды и дриады, даже деревья. Отсутствие этого дара – символ и признак рабства.

Каждая из сказочных повестей характеризуется четкой расстановкой «этических акцентов», противостоянием Добра и Зла. Эти категории предстают у Льюиса либо в виде конкретных действующих лиц (Белая Колдунья, наславшая на страну вечную зиму, жестокий и вероломный царь Тисрок, тиран Мираз, с помощью обмана и убийств захвативший трон правителей Нарнии), либо в виде различных – положительных и отрицательных – качеств человеческой натуры: мужества, благородства, самопожертвования, великодушия – и трусости, эгоизма, жадности, зависти.

Образы отрицательных действующих лиц выписаны ярко, однако самое сильное впечатление оставляют не сцены сражений, в ходе которых при солнечном свете видно, где друг или враг, а борьба, которую ведут силы Добра и Зла в душе ребенка (как в случае с Эдмундом из повести «Лев, колдунья и платяной шкаф» или Юстэсом из повести «Покоритель Зари, или Плавание на край света»). И самая значительная победа совершается тогда, когда подросток делает свой личный выбор, осознавая лежащую на нем ответственность за судьбу целого мира. В каждой ситуации Льюис не проповедует, не поучает (как это нередко делал Диккенс), а ставит плохое и хорошее рядом, предоставляя читателю самому сделать вывод.

Моральный урок повестей очевиден, однако ни в одной сюжетной ситуации нет морализаторства, скучной или утомительной дидактики. Сказки Льюиса остросюжетны и динамичны, и читатель не замечает, как автор «поучая, развлекает». Приключения, выпадающие на долю героев, поразительно разнообразны, и их необычность соответствует самому принципу существования сказочной страны, где можно встретиться с кем угодно: с привидением и русалкой, драконом и волшебником, Морским Змеем и великаном. И где бы ни оказывались герои, они действуют, оставаясь верными одному принципу: защищать слабых и обиженных, всегда быть готовым вступить в бой за восстановление справедливости.

Юный читатель, перевернув последнюю страницу любой из сказок Льюиса, поймет, что и он может попасть в волшебную страну – если будет великодушен и храбр. Иным туда вход закрыт. В Нарнии дети встречают не просто приключения – там они находят (в окружающих и в себе) те качества, без которых им трудно будет во взрослой жизни. Нарния куда важнее и нужнее для детей, по мнению Льюиса, чем «паблик» и «прайвет скулз», потому что она – школа жизни, школа чувств. Льюис, с детства питавший глубокое отвращение к системе школьного образования в Англии, приписывал все дурные качества и привычки подростков развращающему влиянию школы.

Надо думать, что во время работы над трилогией Льюис не раз вспоминал свое детство – не случайно, конечно же, в повести «Покоритель Зари, или Плавание на край света» он делает героем мальчика Юстэса, беда которого заключается в том, что он «не читал хороших книг» [36]  или «читал совсем не те книги» [37]. Льюис словно сказал в прозе то, о чем писал В.С. Высоцкий – о том, как важно в детстве читать «нужные книги» [38].

А в повести «Серебряное кресло» примечателен финал, когда герои, Джилл и Юстэс, вместе с нарнийским королем Каспианом возвращаются в школу, где обижали Джилл, чтобы отомстить ее обидчикам [39]  – о такой ситуации, бесспорно, не раз мечтали многие и многие подростки, страдавшие в школе от оскорблений, а то и побоев одноклассников…

В повестях – где сильнее, где слабее – ощутимы христианские мотивы, параллели с библейской мифологией. Сам Льюис говорил об этом так: «Вся история Нарнии говорит о Христе. <…> В целом вся серия книг составлена следующим образом: “Племянник чародея” повествует о сотворении мира и о том, как зло пришло в Нарнию. “Лев, колдунья и платяной шкаф” рассказывает о распятии и воскресении. “Принц Каспиан” говорит о восстановлении истинной религии на месте искаженной. “Конь и его мальчик” рассказывает о призвании и обращении язычника. “Покоритель Зари, или Плавание на край света” посвящен духовной жизни (в особенности Рипичипа). “Серебряное кресло” повествует о постоянной войне против сил зла. В “Последней битве” говорится о пришествии Антихриста (Обезьяны), конце света и последнем суде» [40].

Наверное, кто-то может не согласиться с классиком относительно прямого соотношения сюжета цикла со Священным писанием. Создание Нарнии лишь отчасти повторяет сотворение мира в Книге Бытия – ведь волшебная страна уже существует, когда туда прибывают дети, и нет необходимости создавать людей, так как человечество уже существует. Принесение львом Асланом себя в жертву не тождественно искуплению Христом грехов мира – это жертва ради спасения одного Эдмонда. Очевидны определенные различия в повести «Последняя битва» между гибелью Нарнии и апокалиптическим концом человечества в Откровении Иоанна Богослова. Но все эти отличия от библейского канона несущественны, ибо важнее христианское понимание добра у Льюиса: оно не просто противостоит злу, но неизменно борется с ним, не позволяя ему распространиться.

По мере выхода повестей Льюиса расширялось читательское знание о стране, ее истории и культуре, уточнялась ее география. И более очевидной становилась близость сказок Льюиса традиции английской литературы XVIII и XIX вв. Льюис воспринял юмор Диккенса, ясность и прозрачность стиля Джейн Остен, пейзажное мастерство Троллопа. А главное, что Льюис выступает как хранитель и защитник тех моральных ценностей, которые выдвигались его великими предшественниками. Повышенное чувство ответственности за судьбы своей страны, неизменное сочувствие к «униженным и оскорбленным», утверждение нравственности как главного критерия человеческих поступков – все эти качества, издавна присущие английской литературе, мы видим в книгах Льюиса.

И еще есть одна литературная традиция, вне которой в полной мере нельзя понять и оценить сказочный эпос: это артуровский цикл, легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола, рассказывающие о королевстве Логрия, название которого стало символом нравственного совершенства. Собственно говоря, из легенд артуровского цикла взята сама идея существования Нарнии – страны, в основу государственности которой положены идеалы рыцарства: ведь благородство, самоотверженность, мужество – ключевые понятия для понимания образов героев (как людей, так и животных – например, мышиного рыцаря Рипичипа).

* * *

В годы Второй мировой войны Льюиса приглашают выступать на Би-би-си с лекциями о христианстве. С августа 1941 г. до середины 1943 г., каждую среду – без исключений, сколь бы ни были жестоки бомбежки немцами Лондона – по радио звучала пятнадцатиминутная лекция писателя (впоследствии эти радиобеседы составили книгу «Просто христианство» [41]). Льюис рассматривал эти выступления как свой вклад в борьбу с фашизмом. Его передачи слушали также в Америке, где он стал очень популярен. Льюис получал много писем от разных людей с просьбой о духовной помощи. Одним из его корреспондентов стала американская журналистка Джой Дэвидмен Грешем, бывшая коммунистка, принявшая христианство во многом благодаря влиянию Льюиса.

Несколько лет они переписывались, а в начале 1950-х годов она приехала в Англию и встретилась с Льюисом. Затем последовал более длительный визит – на этот раз Джой, которая к тому времени развелась, привезла с собой двух своих сыновей (им впоследствии Льюис посвятил «нарнийскую» повесть «Конь и его мальчик»). В 1955 г. Джой сняла дом в Оксфорде, однако Министерство внутренних дел отказалось продлить ей разрешение на пребывание в Англии. Тогда, чтобы помочь миссис Дэвидмен избежать депортации, Льюис женился на ней – по его словам, из дружеского расположения. Дружеским – с его стороны – оставалось отношение к Джой, пока не обнаружилось, что у нее рак. И тут-то Льюис, как вспоминал потом, словно прозрел – и понял, что любит эту женщину, чье имя звучало как взыскуемая им всю жизнь Радость. Когда они обвенчались в больнице, оба знали, что Джой обречена.

Но последовала поистине чудесная ремиссия, подарившая им три года счастливой жизни. «Я никогда не мог и предположить, – скажет потом Льюис, – что в шестьдесят лет я испытаю счастье, которое прошло мимо меня в двадцать» [42]. Однако судьба была неумолима – болезнь возобновилась, и Джой умерла в июле 1960 г. Ее смерть стала для Льюиса потрясением, от которого он так и не оправился. Об этой драматической и прекрасной любви двух немолодых людей, нашедших друг друга, пусть и на закате жизни, написана пьеса Уильяма Николсона «Туманные земли», по которой режиссер Ричард Аттенборо в 1993 г. поставил фильм с таким же названием, пригласив на главные роли Дебору Уингер и Энтони Хопкинса.

Клайв Стейплз Льюис скончался 22 ноября 1963 г., в один день с Олдосом Хаксли и Джоном Кеннеди, не дожив недели до 65-летия. Незадолго до смерти секретарь Льюиса Уолтер Хупер сказал своему патрону и другу: «Кажется, что вы и в самом деле верите во все то, о чем писали». На что Льюис ответил: «Конечно! Именно поэтому я писал об этом» [43].

Автор волшебных сказок, писатель-фантаст, теолог, историк литературы – какая же ипостась Льюиса наиболее значима – и окажется наименее подверженной времени? Ответа на этот вопрос, наверное, не существует (хотя многие и многие исследователи пытались его найти), но уроки романов и повестей писателя важны и нужны читателям всех возрастов. Однажды некий критик упрекнул Льюиса в том, что его волшебные истории бесполезны, поскольку не пригодны для подготовки детей к практической жизни – например, читая их, ребенок не научится строить лодку. «Что же, – ответил Льюис, – это так, но зато научится вести себя достойным образом, когда окажется на тонущем корабле» .

********

Источник: Гопман В. Рыцарь Радости: Добро и зло миров Клайва Стейплза Льюиса // Гопман В. Золотая пыль: Фантастическое в английском романе: последняя треть XIХ-ХХ вв. М., 2012. С. 300-319.

Scan: Мария Семенихина.
OCR & SpellCheck: Pietro.


-----------------------------------------------------------------------------------------

24 Manlove C. The Fantasy Literature of England. L., 1999. P. 177.
25 I wrote the books I should have liked to read. That’s always been my reason for writing. People won’t write the books I want, so I have to do it for myself: not rot about self-expression. Цит. по: Green R.L. C.S. Lewis. P. 9.
26  Lewis C.S. Of Other Worlds. P. 67.
27  To a schoolgirl in America who had written (at her teacher suggestion) to request advice on writing: 1. Turn off the Radio. 2. Read all the good books you can, avoid nearly all magazines. 3. Always write (and read) with the ear, not the eye. You should hear every sentence you write as if it was being read aloud or spoken. If it doesn’t sound nice, try it again. 4.Write about what really interests you, whether it is real things or imaginary things, and nothing else (Notice this means that if you are interested only in writing you will never be a writer, because you will have nothing to write about…) // Letters of C.S. Lewis. Ed., with Memoir by W.H. Lewis. L., 1966. C. 291–292.
28  Bailey K.V. Counter-landscapes of Fantasy: Earthsea / Narnia // Foundation. The Review of Science Fiction. 1987. № 40. P. 26–35.
29  All my seven Narnian books, and my three science fiction books, began with seeing pictures in my mind. At first they were not a story, but pictures. «The Lion…» all began with a picture of a Faun carrying hus umbrella and parcels in a snowy wood. This picture had been in my head since I was sixteen. Then one day, when I was about forty, I said to myself: Let’s try to male a story about it // Lewis C.S. Of Other Worlds. P. 42.
30  Бинхам Д. Клайв Льюис и его сказки. С. 122.
31  Льюис К.С. Хроники Нарнии. М., 1991. С. 350.
32  В тщательно продуманной детализации цикла все же есть отдельные погрешности: в повести «Принц Каспиан» сказано, что доблестный мышиный рыцарь Рипичип достигал одного фута в высоту, когда стоял на задних лапах («Хроники Нарнии». С. 306), а в повести «Покоритель Зари, или Плавание на край света» упомянуто, что рост рыцаря доходил до двух футов («Хроники Нарнии». С. 382).
33  Льюис К.С. Хроники Нарнии. С. 536.
34  Там же. С. 575.
35  Там же. С. 574–575.
36  Там же. С. 411.
37  Там же. С. 412.
38  Высоцкий В.С. Баллада о борьбе // Высоцкий В.С. Сочинения: В 2 т. Т. 1. М., 1991. С. 498.
39  Там же. С. 579.
40  Бинхам Д. Клайв Льюис и его сказки. С. 6–7.
41  Lewis C.S. Mere Christianity. L., 1952.
42  I never expected to have, in my sixties, the happiness that passed me in my twenties // Hannay M.P. C.S. Lewis. P. 20.
  «You know, you really do believe all the things you’ve written». He looked a bit surprised. «Of course!» he said. «That’s why I wrote them» // Hooper W. Past Watchful Dragons: The Fairy Tales of C.S. Lewis // Imagination and the spirit. Essays in Literature and Christian Faith presented to Clyde S. Kilby. Ed. by C.F. Huttar. Grand Rapids (Mich.), 1971. P. 339.
43 One critic complained to Lewis that fairy tales were not practical, they could not teach a child to build a boat. No, Lewis replied, but would teach him how to act if he ever found himself on a sinking ship // Hannay M.P. C.S. Lewis. P. 71.

 
Логин
n
Логин

Пароль

Не зарегистрировались? Вы можете сделать это, нажав здесь. Когда Вы зарегистрируетесь, Вы получите полный доступ ко всем разделам сайта.

Связанные ссылки
n
· Больше про Все о Клайве Стейплзе Льюисе
· Новость от Cokol


Самая читаемая статья: Все о Клайве Стейплзе Льюисе:
Ровно 120 лет назад родился Дж. Р. Р. Толкин.


Рейтинг статьи
n
Средняя оценка: 5
Ответов: 2


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


опции
n

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу


Связанные темы

Новости сайта

"Рыцарь Радости (часть вторая)." | Создать Акаунт | 0 Комментарии
Спасибо за проявленный интерес

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста зарегистрируйтесь.
    Сегодня


Логин

Пароль

Не зарегистрировались? Вы можете сделать это, нажав здесь. Когда Вы зарегистрируетесь, Вы получите полный доступ ко всем разделам сайта.






n




Добро пожаловать, Гость
Логин
Пароль
(Регистр)
Зарегистрировались:
Последний: Negniy
Сегодня: 2
Вчера: 1
Всего: 2552

Посетителей онлайн:
Гостей: 51
Членов: 0
Всего: 51


Понравился ли Вам фильм "Покоритель Зари"?

Да! Мой восторг не знает границ!
Да, понравился.
Да. Но могли бы снять и получше.
Нормальное фентезийное кино, не более того.
Фильм так себе, но игра некоторых актёров радует.
Мне всё равно. Просто актёров этих люблю.
Не готов ответить - надо пересмотреть фильм.
Не понравился. Но детям, понравиться может.
Нет, не понравился.
Фильм отвратительный, жалею о деньгах и времени.



Результаты
Другие опросы

Ответов: 2666
Комментариев: 4


Сегодня новых статей еще не было.



Архивы Средиземья

Гарри Поттер для русских

Powered by PHP-Nuke

The Narnia Fansite.Com

The One Lion

HP Christmas

Lib.Ru

PozitiF.com

добавить/еще?



Купить на Озоне

The Chronicles of Narnia (3 disc set) Narnia DVD

Хроники Нарнии - Аудио CD Аудио CD

Хроники Нарнии Хроники Нарнии

Пока мы лиц не обрели Пока мы лиц
не обрели

Дж. Р. Р. Толкин. Хоббит, или Туда и обратно. К. С. Льюис. Племянник Чародея. Л. Ф. Баум. Страна Оз Сборник романов

искать еще



дискламер | контакты | рекомендовать | наполнение © 2004-2007 NarniaNews.RU | дизайн © 2005-2007 FiniteIncantatem.Networks

You can syndicate our news using the file backend.php or ultramode.txt
PHP-Nuke Copyright © 2006 by Francisco Burzi. This is free software, and you may redistribute it under the GPL. PHP-Nuke comes with absolutely no warranty, for details, see the license.
The Russian localization - project Rus-PhpNuke.com
Открытие страницы: 1.17 секунды
The Russian localization - project Rus-PhpNuke.com