· Главная
  · Прислать новость
  · Лучшее
  · Архив новостей
  · О проекте и авторах
  · Работа
  · Написать нам
  · Рекомендовать нас
  · ЧАВО
  · Поиск
  · Ссылки


  · Лев, Колдунья и Ко
  · Актеры
  · Команда
  · Интервью
  · Ваши Рецензии



  · Как читать?
  · Биографии героев



  · Биография
  · История Хроник
  · Льюис и Инклинги



  · Скачать!
  · Галерея
  · Опросы
  · Narnia Icons


  · Форум сайта
  · Дневники



61 гостей и 0 пользователей.

Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.







Хроники Нарнии - NarniaNews.Ru :: Просмотр темы - Творчество и жизнь Клайва Льюиса
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ГруппыГруппы   ПрофильПрофиль   ВходВход 

Творчество и жизнь Клайва Льюиса
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Хроники Нарнии - NarniaNews.Ru -> Автор на все времена
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Antares
Сражался при Беруне


Зарегистрирован: Jan 07, 2006
Сообщения: 122
Откуда: Дедовск (Ближнее Подмосковье)

СообщениеДобавлено: Вс Янв 15, 2006 9:31 pm    Заголовок сообщения: Творчество и жизнь Клайва Льюиса Ответить с цитатой

Ссылка про творчество и жизнь Клайва Льюиса, для тех кому интересно.
http://www.lib.ru/LEWISCL/aboutlewis.txt
А это все его произведения:
http://www.lib.ru/LEWISCL/
_________________
« Это есть смысл нашего пребывания на земле: мыслить и искать и вслушиваться в дальние исчезнувшие звуки, так как за ними лежит наша истинная родина. » Г. Гессе
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Cокол
Грозный Админ
Грозный Админ


Зарегистрирован: Nov 30, 2005
Сообщения: 13035
Откуда: Москва.

СообщениеДобавлено: Чт Dec 14, 2006 7:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Здравствуйте все, кого знаю и не знаю!

Я нашёл ОЧЕНЬ интересный, на мой взгляд материал в сообществе Этери.
Автор: Пётр Тюленев.
Для удобства восприятия, кавычки я буду ставить лишь там, где их ставил автор статьи.
Но данная статья, и в самом деле, заслуживает самого пристального внимания:

"Я мечтал сооружать вещи своими руками: корабли, дома, моторы, — но вместо этого пришлось писать рассказы".
Клайв Стейплз Льюис.

http://pics.livejournal.com/sokol_iz_narnii/pic/0001r1g8

В канун Троицы 1929 года тридцатилетний оксфордский преподаватель английского языка и литературы Клайв Стейплз Льюис встал на колени в своем кабинете и признал, что Бог есть Бог. Той ночью родился один из самых видных фантастов 20 века, классик английской христианской литературы, автор всемирно известных «Хроник Нарнии». Правда, христианином Льюис стал только два года спустя, под влиянием Джона Р. Р. Толкина, а литературой стал заниматься несколько раньше, — однако несомненно, что добровольное и осознанное принятие веры сыграло в жизни писателя решающую роль. Он никогда не писал фантастику ради фантастики, не занимался литературой ради литературы: книги для Льюиса стали возможностью поделиться с каждым обретенной им Радостью. Впрочем, ему удается четко разграничить в себе две личности: писателя и проповедника. Главные произведения Льюиса выходят за религиозные или идеологические рамки, пусть создавший их человек и был убежденным христианином.
«Внешне он напоминал скорее фермера, чем профессора, философа и поэта. Небрежно одетый, с крупным, красным лицом, он любил громко смеяться за кружкой пива среди друзей. Но за этой прозаической наружностью скрывался человек рыцарского благородства и глубокой духовности, умевший проникать в тайники души». Таким увидел Клайва Стейплза Льюиса его коллега по Оксфорду, русский эмигрант Николай Зернов. Сейчас имя писателя прочно связывается с его семикнижием о Нарнии, однако этим шедевром детского фэнтези наследие Льюиса не исчерпывается. Посмотрим на менее обласканные массовой известностью стороны его творчества.

Христианская фантастика.

Религиозные проповеди, философские и богословские работы — пожалуй, самая весомая часть литературного багажа Клайва Льюиса — и вместе с тем имеющая меньше всего отношения к фантастике. В этих произведениях писатель продолжает литературную традицию 17—18 веков: облекать идеи и рассуждения в зачастую фантастические одежды аллегорий и метафор. Вот, например, первая работа Льюиса после обращения — «Возвращение паломника» (название отсылает читателя к аллегорическому роману Джона Беньяна «Путь паломника», самой известной христианской книге в британской истории). Главный герой льюисовского романа, Джон, странствует в поисках зачарованного острова. Ему предстоит познакомиться с господином Богатство, матерью Церковью и мистером Просвещение, пройти через город Трепета и долину Унижения. За фэнтезийной оболочкой скрываются душевные искания самого Льюиса. Самый интересный представитель «богословской» фантастики Льюиса — «Письма Баламута», тридцать одно послание высокопоставленного черта своему племяннику Гнусику, приставленному к новообратившемуся христианину. За исключением самого факта «адской почты» и одного упомянутого превращения Баламута в большую сороконожку, здесь нет ничего фантастического. Зато подробно разобраны искушения, подстерегающие современного христианина на каждом шагу его духовной жизни. Несмотря на советы опытного наставника и сотрудничество с другими искусителями, Гнусик терпит поражение — душу его подопечного, погибшего во время бомбежки, забирают ангелы.
Интересно и «Расторжение брака» — перекликающаяся с дантовской «Божественной комедией» экскурсия по Аду и Раю. Впрочем, Льюиса, в отличие от великого итальянца, интересует не физическое устройство этих местностей, а то, каково находиться в Аду или в Раю. Интересно, что льюисовский Ад неизмеримо меньше Рая. Именно поэтому возможно Спасение: грешнику можно возвеличится до праведника, но праведник не может умалиться настолько, чтобы уместиться в Аду.

Это интересно:
• В детстве Клайва Стейплза Льюиса называли Джек. Впоследствии это стало «именем для друзей», в частности, инклингов.
• Начиная с 1983 года, немецкое «Общество «Инклингов» издает ежегодный альманах, посвященный фэнтези и мифопоэтике, а в частности, и творчеству оксфордских инклингов.
• Профессор Уэстон из романа «За пределы безмолвной планеты» утверждает, что его космический корабль движется благодаря неисследованному излучению Солнца. Впрочем, нет никаких оснований полагать, что речь идет о солнечном парусе.
• Русский перевод «Мерзейшей мощи» выполнен харьковскими фантастами Олегом Ладыженским и Дмитрием Громовым, более известными под коллективным псевдонимом Генри Лайон Олди.

Чернильники.

Первое знакомство Клайва Льюиса с другим оксфордским ученым-филологом и писателем Джоном Р. Р. Толкином случилось в 1926 году. Поначалу будущие знаменитости друг друга не впечатлили, однако со временем нашли общий язык — оба увлекались скандинавской мифологией. В 1931 году убежденный католик Толкин изложил Льюису аргументы, побудившие последнего принять христианство. Льюис, в свою очередь, был в восторге от черновиков «Властелина Колец» и постоянно побуждал Толкина работать над книгой дальше. Позже тот писал о Льюисе: «Лишь он один убеждал меня в том, что моя писанина может быть чем-то большим, нежели обычное хобби». Кто знает, если бы не дружба двух оксфордских преподавателей, фэнтези могло бы пойти по совершенно другому пути.
В начале тридцатых Льюис и Толкин вступили в литературный клуб «Инклинги». «Инклинг» — это слово-перевертыш. В прямом переводе с английского оно означает «намек», а если разобрать его на части, то получатся корень «ink» — «чернила» и суффикс «-ling», вместе с которым получаем «чернильник», «чернильщик» или даже «чернилянин». А некоторые даже возводят название клуба к слову «халфлинг» (полурослик) — другому названию хоббитов. Как бы то ни было, Клайв Льюис быстро стал душой — и негласным главой инклингов. В общество входило несколько десятков человек, все христиане, все мужчины, большинство — из Оксфорда. Старший брат Льюиса Уоррен и сын Толкина Кристофер, философ Оуэн Барфилд, каноник Адам Фокс, врач Роберт Хэйурод... Во время войны к инклингам присоединился писатель Чарльз Уильямс, автор популярных романов в жанре «духовного боевика».
По сути, «Инклинги» были не более чем узким кругом друзей. Они собирались по вторникам в пабе, а по четвергам — у Льюиса, читали и обсуждали собственные сочинения, беседовали на всевозможные темы, пили пиво и курили трубки. Но главное — этот узкий круг друзей создавал творческую атмосферу, духовно поддерживал начинающих писателей. Здесь обменивались мыслями и воззрениями, идеями и целыми философскими концепциями. В период «Инклингов» Толкин писал «Хоббита» и «Властелина Колец», а Льюис — «Космическую трилогию» и первые «Хроники Нарнии». Можно сказать, что именно инклингам эти книги обязаны тем духовным зарядом, который делает их интересными и современными даже полвека спустя.

Марс, Венера, Земля.

«Космическая трилогия» Клайва Льюиса началась с соревнования, если угодно, пари между ним и Толкином. Оба писателя были недовольны современной им фантастикой, которая недалеко ушла от Роберта Говарда и Эдгара Бэрроуза, и решили дать ей новые образцы. Толкин взялся писать «Утраченный путь» — книгу о путешествиях во времени, связывающую современность и «Властелина Колец», — черновики этой работы вошли в пятый том «Истории Средиземья». Льюис свою часть договоренности выполнил — так на свет появились романы «За пределы безмолвной планеты», «Переландра» и «Мерзейшая мощь».
Главный герой «космической трилогии» — Элвин Рэнсом, английский ученый-филолог. В первой части друг Рэнсома Дивайн и физик Уэстон заманивают его на космический корабль и привозят на Марс, чтобы принести в жертву местным жителям. Однако Элвин быстро выясняет, что марсиане вовсе не так агрессивны, как представлялось прагматичным Дивайну и Уэстону. Напротив, они живут в гармонии с природой и друг с другом под мудрым руководством Уарсы — ангела-хранителя Марса. Уарса открывает Рэнсому, что в незапамятные времена великий Малельдил создал вселенную и назначил каждой планете своего хранителя. Однако земной хранитель — Порченый — восстал против Малельдила, оттого и произошли все беды нашей безмолвной планеты. Во второй книге Рэнсом оказывается на Переландре (Венере) где встречает первую женщину на планете — и демона-искусителя, вселившегося в тело Уэстона. После долгих споров с Дьяволом и опасной схватки Элвин спасает венерианскую Еву от грехопадения. В «Мерзейшей мощи» схватка Добра и Зла переносится на Землю. Рэнсом становится Пендрагоном, королем Логриса, который воплощает все добродетельное в Великобритании. На стороне Дьявола играет ГНИИЛИ — Государственный институт лабораторных исследований, одержимый идеей принести душу человечества в жертву стерильному разуму. Это, пожалуй, самый напряженный и мрачный роман трилогии. Побороть ГНИИЛИ удается только с помощью возрожденного Мерлина. Схватка выиграна, но война продолжается.
Наверное, неправильно будет называть «космическую трилогию» научной фантастикой. Внешне составляющие ее романы похожи на книги Уэллса и Верна, «Мерзейшая мощь» близка к антиутопии и криптоистории. Однако внутреннее содержание остается неизменным: борьба живых чувств и мертвого прагматизма, пылкой духовности и холодного, механического разума. «Космическая трилогия» — одна из вершин творчества Льюиса, блестящий образец философской фантастики 20 века.

Обретенная Радость: Клайв Льюис с женой Джой ("joy" по-английски "радость").

http://pics.livejournal.com/sokol_iz_narnii/pic/0001s1g8

Книги Клайва С. Льюиса:

Космическая трилогия
За пределы безмолвной планеты (Out of the Silent Planet, 1938)
Переландра (Perelandra, 1943)
Мерзейшая мощь (That Hideous Strength, 1945)
Хроники Нарнии
Лев, колдунья и платяной шкаф (The Lion, the Witch and the Wardrobe, 1950)
Принц Каспиан (Prince Caspian, 1951)
«Покоритель зари», или плавание на край света (The Voyage of the Dawn Treader, 1952)
Серебряное кресло (The Silver Chair, 1953)
Конь и его мальчик (The Horse and his Boy, 1954)
Племянник чародея (The Magician’s Nephew, 1955)
Последняя битва (The Last Battle, 1956)
Отдельные произведения
Возвращение паломника (A Pilgrim’s Regress, 1933)
Письма Баламута (The Screwtape Letters, 1942)
Расторжение брака (The Great Divorce, 1945)
Пока мы лиц не обрели (Till We Have Faces, 1956)

* * *

На склоне лет Клайв Льюис обращается к мифологии. Он пишет незаконченный роман «Пока мы лиц не обрели» — переложение древнегреческой легенды об Амуре и Психее. Задумывает, но не реализует книгу о современном Минотавре и строительстве новой Вавилонской башни — мрачного сооружения, которое должно связать Землю и мир мрака. Не ушел дальше нескольких набросков и роман «Десять лет спустя» — история о Менелае, который встречается с Еленой после падения Трои.
Клайв Стейплз Льюис скончался от рака 22 ноября 1963, недели не дожив до 65-летия. По странному стечению обстоятельств, в этот же день был застрелен президент США Джон Кеннеди и умер писатель Олдос Хаксли. Имена каждого из троих прочно вписаны в историю человечества.
_________________
ДЕЛАЙ ЧТО ДОЛЖЕН И БУДЬ ЧТО БУДЕТ

"...благородная смерть - это сокровище, и каждый достаточно богат, чтобы купить его".
К.С. Льюис, "Последняя Битва".


Последний раз редактировалось: Cокол (Ср Dec 01, 2010 4:35 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Cокол
Грозный Админ
Грозный Админ


Зарегистрирован: Nov 30, 2005
Сообщения: 13035
Откуда: Москва.

СообщениеДобавлено: Чт Dec 14, 2006 7:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Всем доброго времени суток!

Вот портрет К.С. Льюиса, если кто-то не знает, как он выглядел.
Тут Мастер ещё не стар:

http://pics.livejournal.com/sokol_iz_narnii/pic/0001b6g1

Ниже я процитирую биографию К.С. Льюиса в том виде, как её написала Н.Л. Трауберг.
Именно ей мы обязаны самым лучшим переводом "Хроник Нирнии" и лучшим редактированием чужих переводов этого цикла.
Никаких правок я не делал из глубочайшего уважения к Наталье Леонидовне, с которой знаком лично.
В тексте и встречаются, видимо чисто технические, погрешности, но пусть уж лучше они будут.

"Биография Клайва льюиса.

Клайв Стейплз Льюис родился 29 ноября 1898 г. в Ирландии. Первые десять лет его жизни были довольно счастливыми. Он очень любил брата, очень любил мать и много получил от нее -- она учила его языкам (даже латыни) и, что важнее, сумела заложить основы его нравственных правил. Когда ему еще не было десяти, она умерла. Отец, человек мрачноватый и неласковый, отдал его в закрытую школу подальше от дома. Школу, во всяком случае, первую из своих школ, Льюис ненавидел. Лет шестнадцати он стал учиться у профессора Керкпатрика. Для дальнейшего важно и то, что Керкпатрик был атеистом, и то, что ученик сохранил на всю жизнь благодарное, если не благоговейное, отношение к нему. Многие полагают, что именно он научил Льюиса искусству диалектики. Так это или не так, несомненно, что Льюис попытался перенять (на наш взгляд, успешно) его удивительную честность ума.

В 1917 г. Льюис поступил в Оксфорд, но скоро ушел на фронт, во Францию (ведь шла война), был ранен и, лежа в госпитале, открыл и полюбил Честертона, но ни в малой степени не перенял тогда его взглядов. Вернувшись в университет, он уже не покидал его до 1954 г., преподавая филологические дисциплины. Курс английской литературы он читал тридцать лет, и так хорошо, что многие студенты слушали его по нескольку раз. Конечно, он печатал статьи, потом ? книги. Первая крупная работа, прославившая его в ученых кругах, называлась "Аллегория любви" (1936); это не нравственный трактат, а исследование средневековых представлений.

В 1954 г. он переехал в Кембридж, ему там дали кафедру, в 1955 г. стал членом Британской академии. В 1963 г. он ушел в отставку по болезни и 22 ноября того же года -- умер, в один день с Джоном Кеннеди и Олдосом Хаксли.

Казалось бы, перед нами жизнеописание почтенного ученого. Так оно и есть. Но были и другие события, в данном случае -- более важные.

Льюис потерял веру в детстве, может быть, когда молил и не умолил Бога исцелить больную мать. Вера была смутная, некрепкая, никак не выстраданная; вероятно, он мог бы сказать, как Соловьев-отец, что верующим он был, христианином не был. Во всяком случае, она легко исчезла и не повлияла на его нравственные правила. Позже, в трактате "Страдание", он писал: "Когда я поступил в университет, я был настолько близок к полной бессовестности, насколько это возможно для мальчишки. Высшим моим достижением была смутная неприязнь к жестокости и к денежной нечестности; о целомудрии, правдивости и жертвенности я знал не больше, чем обезьяна о симфонии". Помогли ему тогда люди неверующие: "я встретил людей молодых, из которых ни один не был верующим, в достаточной степени равных мне по уму -- иначе мы просто не могли бы общаться, -- но знавших законы этики и следовавших им". Когда Льюис обратился, он ни в малой мере не обрел ужасного, но весьма распространенного презрения к необратившимся. Скажем сразу, это очень для него важно: он твердо верил в "естественный закон" и в человеческую совесть. Другое дело, что он не считал их достаточными, когда "придется лететь" (так сказано в одном из его эссе -- "Человек или кролик"). Не считал он возможным и утолить без веры "тоску по прекрасному", исключительно важную для него в отрочестве, в юности и в молодости. Как Августин, один из самых чтимых им богословов, он знал и повторял, что "неспокойно сердце наше, пока не успокоится в Тебе".

До тридцати лет он был скорее атеистом, чем даже агностиком. История его обращения очень интересна; читатель сможет узнать о ней из книги "Настигнут радостью". Занимательно и очень характерно для его жизни, что слово "joy" --"радость", игравшее очень большую роль в его миросозерцании, оказалось через много лет именем женщины, на которой он женился.

Когда он что-то узнавал, он делился этим. Знал он очень много, слыл даже в Оксфорде одним из самых образованных людей и делился со студентами своими познаниями и в лекциях, и в живых беседах, из которых складывались его книги. До обращения он говорил о мифологии (античной, скандинавской, кельтской), литературе (главным образом средневековой и XVI в.). Он долго был не только лектором, но и tutor'ом -- преподавателем, помогающим студенту, кем-то вроде опекуна или консультанта. Шок обращения побудил его делиться мыслями обо всем том, что перевернуло его внутреннюю жизнь.

Он стал писать об этом трактаты; к ним примыкают и эссе, и лекции, и проповеди, большая часть которых собрана в книги после его смерти. Писал он и полутрактаты, полуповести, которые называют еще и притчами ? "Письма Баламута", "Расторжение брака", "Кружной путь". Кроме того, широко известны сказки, так называемые "Хроники Нарнии", космическая трилогия ("За пределы безмолвной планеты", "Переландра", "Мерзейшая мощь"), которую относят к научной фантастике. тогда как это "благая утопия", или, скорее, некий сплав "fantasy" с нравственным трактатом. Наконец, у него есть прекрасный печальный роман "Пока мы лиц не обрели", который он писал для тяжелобольной жены, несколько рассказов, стихи, неоконченная повесть. Многое из этого переведено, многое -- уже издано у нас.

* * *

Когда здесь, у нас, вдруг открыли Льюиса, он показался очень своевременным. Тогда мы не знали, что именно в это время "там" -- в Англии, в Америке -- воскресает, а не угасает интерес к нему. В начале шестидесятых, после его смерти, довольно уверенно предсказывали, что интерес этот скоро угаснет совсем. Вообще в шестидесятых, а где -- в пятидесятых, как-то быстро и бездумно приняли то, что откат влево, неизбежный после авторитарности, тоталитарности, всезнайства, окончателен и больше колебаний маятника не будет. Но они были, и слава Богу, что многим пришел на помощь именно Льюис, а не один из категоричнейших проповедников "веры-и-порядка любой ценой".

Нам казалось, что трактаты и эссе Льюиса в высшей степени современны, но степень эта, видимо, не была "высшей". Наверное, она и сейчас не высшая; однако теперь намного легче представить себе, что под каждым из них стоит нынешняя дата. Тогда мода на религиозность была, но не все об этом знали. Попытки выдать свои пристрастия за волю Божью тоже были, но как мало, как скрыто! А вот вседозволенность была и есть, и никакие моды с ней не справляются.

Льюис, просто и твердо веривший в Провидение, был бы рад, что его смогут читать многие и темы его важны для многих. Он был бы рад, если это так; я не знаю, так ли это. Сравнительно долгий, почти двадцатилетний, опыт "самиздатовской" жизни Льюиса подсказывает, что этот писатель разделил судьбу всего, что есть в христианстве, -- он очень нужен (и не только христианам), его все время читают, но почти не слышат и не могут толком понять.

Если мы вынесем за скобки все беды "самиздатовского" слова -- от искажений до вольной или невольной эзотеричности, -- останется печальный факт: чаще всего в Льюисе ценят ум. Видимо, темнота наша и униженность дошли до того, что первым возникало ощущение причастности к какой-то очень высокой интеллектуальной жизни. Оксфордские коллеги Льюиса (не друзья, просто коллеги) этому бы удивились. Как всякого христианина, его считали старомодным и простодушным. Надо сказать, его это почти не волновало.

Конечно, умным он был, а вот высокоумным -- не был. Обычно подчеркивают его логичность, и сам он подчеркивал ценность логичного размышления. Однако на свете уже немало книг, критикующих Льюиса именно со стороны логики. Ответить на них трудно, сторонники его просто ими возмущаются. Я долго не могла понять, почему не возмущаюсь, хотя очень люблю Льюиса. Наконец, кажется, поняла.

В "Размышлении о псалмах" (1958) Льюис пишет, что Послания апостола Павла никак не удается превратить ни в научный трактат, ни даже в прямое назидание, и, порассуждав об этом, прибавляет, что это хорошо: простое свидетельство христианской жизни само по себе важнее и трактатов, и назиданий.

Заключение это можно отнести и к самому Льюису. Все, что он писал, -- это отчеты, заметки о христианской жизни. Его называют апологетом, а теперь даже -- лучшим апологетом нашего века, но снова и снова думаешь, возможно ли вообще оправдать и защитить христианство перед лицом мира. Когда пробуют это делать, слушатели отмахиваются от любых доводов -- из Аквината, из Августина, из Писания, откуда угодно. Несметное множество людей вроде бы не нуждается в доводах, но не хочет и проповеди, а спрашивает только действий поэффективней, то есть чистой, потребительской магии и чистого, плоского законничества. Но что описывать -- сочетание магизма с легализмом много раз описано и обличено, даже в глубинах Ветхого Завета.

Словом, если человек не сломился (названий этому много -- сокрушение, обращение, покаяние, метанойя), никакая логика и никакой ум не приведут его к христианству. В этом смысле совершенно верно, что для обращения Льюис не нужен. Он даже вреден, если без поворота воли, без "перемены ума" человек будет набивать себе голову более или менее мудреными фразами. Но тогда вредно все. Любые свидетельства вредны, если набивать ими голову, а не сердце. Именно это происходит нередко у нас. Вообще ничего не может быть опасней, чем дурное неофитское сознание: душа осталась, как была, а голова полна "последних истин" (пишу "дурное", потому что неофитами в свое время были и Августин, и Честертон, и сам Льюис). Собственно, вместо "неофит" лучше бы сказать "фарисей"; ведь опасней всего самодовольство, которое здесь возникает. Если же его нет, если человек сломился, сокрушился -- жизнь его совершенно меняется. Ему приходится заново решать и делать тысячи вещей -- и тут ему поможет многое. Он будет втягивать, как губка, самые скучные трактаты, что угодно, только бы "об этом". Льюис очень помогает именно в такое время.

Он очень важен для христиан как свидетель. Страшно подумать об этом, но ничего не поделаешь: каждый называющийся христианином -- на виду. Каков бы он ни был, по нему судят о христианах, как по капле воды судят о море. Льюис -- свидетель хороший. И людям неверующим видно, что он -- хороший человек; это очень много, это -- защита христианской чести. А уж тем, кто уверовал, "переменил ум", полезна едва ли не каждая его фраза -- не как "руководство", а как образец.

Приведу только три примера, три его качества. Прежде всего Льюис милостив. Как-то и его и других оксфордских христиан обвиняли в "гуманности", и он написал стихи, которые кончаются словами: "А милостивые все равно помилованы будут" (перевожу дословно, прозой). Снова и снова убеждаясь в этом его качестве, которое во имя суровости отрицает столько верующих людей, мы увидим, однако, что он и непреклонно строг; это -- второе. Прочитаем внимательно "Расторжение брака" -- там не "злодеи", там "такие, как все". Взор Льюиса видит, что это -- ад; сами они -- что только так жить и можно, как же иначе? Льюиса упрекали, что в век Гитлера и Сталина он описывает "всякие мелочи". Он знал, что это не мелочи, что именно этим путем -- через властность, зависть, злобность, капризность, хвастовство -- идет зло в человеке. Он знал, как близко грех. Когда-то отец Браун у Честертона сказал: "Кто хуже убийцы? -- Эгоист". Вот -- суть, ворота, начало главного греха. Наверное, третьей чертой Льюиса и будет то, что он постоянно об этом пишет.

Кажется, Бердяев сказал, что многие живут так, словно Бога нет. К Льюису это не отнесешь. Самое главное в нем ? не ум, и не образованность, и не талант полемиста, а то, что он снова и снова показывает нам не эгоцентрический, а богоцентрический мир.

* * *

Льюис написал немало, но ни "Письма Баламута", ни сказки, ни романы не позволяли, пока он был жив, числить его среди крупнейших английских писателей, тем более классиков. Сейчас мы остановимся только на одной причине, может быть, все-таки главной.

Торнтон Уайлдер в "Дне восьмом" пишет о своем герое: "В конце концов и поклонники, и противники объявили его старомодным и на этом успокоились" (Перевод Б. Калашниковой). Казалось бы, можно ли назвать старомодными таких легких, даже слишком легких писателей, как Честертон и Льюис? Можно, отчасти из-за их простоты. Наш век не очень ее любит. У Льюиса, как и у Честертона, есть качества, совсем непопулярные в наше время: оба -- намеренно просты, оба -- раздражающе серьезны. Как и Честертон, Льюис очень несерьезно относился к себе, очень серьезно -- к тому, что отстаивал. Льюис сказал, что из мыслителей XX в. на него больше всего повлиял Честертон, а из книг Честертона -- "Вечный Человек". Действительно, она принадлежит к одной традиции и даже не по "жанру" (который, кстати, не должен удивлять страну, где жили и писали христианские мыслители от Хомякова до Федотова), а по здравомыслию и редкому сочетанию глубокой убежденности с глубоким смирением. Похожи они не во всем: Льюис рассудительнее Честертона (не "разумнее", а именно "рассудительнее"), строже, тише, намного печальней, в нем меньше блеска, больше спокойствия. Но, вместе взятые, они гораздо меньше похожи на своих современников. Какими бы эксцентричными ни казались их мысли, оба они, особенно Льюис, постоянно напоминали, что ничего не выдумывают, даже не открывают, только повторяют забытое. Льюис называл себя динозавром и образчиком былого; один из нынешних исследователей назвал его не автором, а переводчиком.

Как мы уже говорили, за годы, прошедшие с его смерти, весомость его заметно увеличилась. Может быть, она будет расти; может быть, он, как сказал Толстой о Лескове, "писатель будущего", и примерно по той же причине. Льюис нужен и весом всегда, когда игры в новую нравственность, вненравственность, безнравственность уж очень опасны, и людям больше не кажутся скучными слова "великий моралист".

Недавно так назвали Льюиса в одном из англоязычных справочников, причем между делом, словно это само собой разумеется. Когда-то в трактате о страдании Льюис писал: "--порою мы попадаем в карман, в тупик мира -- в училище, в полк, в контору, где нравы очень дурны. Одни вещи здесь считают обычными ("все так делают"), другие -- глупым донкихотством. Но, вынырнув оттуда, мы, к нашему ужасу, узнаем, что во внешнем мире "обычными вещами" гнушаются, а донкихотство входит в простую порядочность. То, что представлялось болезненной щепетильностью, оказывается признаком душевного здоровья". И дальше, приравнивая к такому карману то ли этот мир, то ли этот век: "Как ни печально, все мы видим, что лишь нежизненные добродетели в силах спасти наш род. Они, словно бы проникшие в карман извне, оказались очень важными, такими важными, что, проживи мы лет десять по их законам, земля исполнится мира, здоровья и радости; больше же ей не поможет ничто. Пусть принято считать все это прекраснодушным и невыполнимым ? когда мы действительно в опасности, сама наша жизнь зависит от того, насколько мы этому следуем. И мы начинаем завидовать нудным, наивным людям, которые на деле, а не на словах научили себя и тех, кто с ними, мужеству, выдержке и жертве".

Льюис -- один из таких людей. Может быть, пора побыть с ним и поучиться у него.

Н. Л. Трауберг".

P.S.

Материал взят из сообщества Этери.
С её ранее полученного разрешения.
_________________
ДЕЛАЙ ЧТО ДОЛЖЕН И БУДЬ ЧТО БУДЕТ

"...благородная смерть - это сокровище, и каждый достаточно богат, чтобы купить его".
К.С. Льюис, "Последняя Битва".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
camila
Ужинал с мистером Тамнусом


Зарегистрирован: Dec 05, 2006
Сообщения: 35
Откуда: Владивосток

СообщениеДобавлено: Сб Dec 16, 2006 12:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сокол! Большое спасибо за материал. ОЧЕНЬ интересно.

Предлагаю ещё кое-какую информацию о человеке, благодаря которому мы все здесь собрались.
Взято из книги
Клайв Степйплз Льюис
Собрание сочинений в 8 томах
К 100-летию со дня рождения
Издание подготовлено Фондом имени отца Александра Меня Москва, 2000

СПб.: «Библия для всех», 1998-2000


ИЗВЕСТНО ЛИ ВАМ?
... что Льюиса называют «апостолом скептиков»?
... что жену Льюиса звали Джой Дэвидмен, она была американка; книги Льюиса так поранили ее, что она сначала завела с ним переписку, а потом даже отправилась через океан, чтобы с ним по-знакомиться.
... что первое письмо от Джой Дэвидмен пришло к Льюису в январе 1950 г., за год до смерти м-сс Мур, а в Англию она приехала в 1952 г. и с Льюисом впервые увиделась в сентябре?
... что в мае 1956 г. Льюис заключил, с Джой гражданский фиктивный брак, чтобы она получи-ла право остаться в Англии? А в июне она тяжело заболела
... что в марте 1957 г., когда Джой уже не вставала и врачи не обещали ей больше месяца жизни, их обвенчал в больнице священник Питер Вайд?
...что совершилось чудо, Джой почти выздоровела, и они с Льюисом несколько лет были очень счастливы?
... что трактат «Чудо» вызвал ожесточенную критику, скорее по форме, чем по содержанию, Льюиса это больно ранило, впоследствии он переработал трактат, но от этой формы впредь отказал-ся?
... что аллегорию «Кружной путь» Льюис задуман в 1931 г., а в 1933 написал и издал первый вариант, но основная реакция читателей была — возмущение?
... что в Сократовском клубе, который Льюис организовал в январе 1942 г., состояли Чарльз Вильяме, Айрис Мердок, Конрад Лоренц и Дороти Л. Сэйерс?
...что в 1959 г. Льюис очень близко подружился с Т.Элиотом, когда они оба стали членами ко-миссии по редактированию Псалтири?
... что отца Угла, тем не менее, считают карикатурой на Элиота?
ИЗВЕСТНО ЛИ ВАМ?..
... что своих мать и няню Льюис считал свитыми?
... что прототипом Альберты Вред аи «Плаванья на Край Света» была сестра матери, Лилиан, известная феминистка и вегетарианка. Муж ее умер в сумасшедшем доме (а кухарка скапала: «Что-бы от вас сбежать, и в желтый дом спрячешься»).
...что в ранней юности, до университета, Льюис писал поэму о несчастном детстве Медеи, ко-торая против воли учится колдовать из страха перед грозным отцом.
...что один из старших коллег Льюиса, Пол Венеке (которого некоторые всерьез считали свя-тым) говорил, что у собак грустные глаза, потому что они «жалеют людей». Он же подсказал Льюи-су, что слоны — не просто животные».
...что (если не считать детства) Льюис впервые причастился, на Рождество 1931 года, а его брат Уорни, ничего об этом не зная, причастился в тот же день в Шанхае.
...что Льюис очень любил и поэтизировал домашние занятия? С особой нежностью он вспоми-нал, как они с миссис Мур чистили апельсины для варенья.
... что Льюис женился очень поздно и у него не было своих детей, только два пасынка — Дуглас и Дэвид?
...что перед фронтом, в «учебке», Льюис с товарищем по фамилии Мур дали друг другу обеща-ние: в случае, если кого-то из них убьют, второй не оставит семью погибшего. Друга убили, Льюис (ему было 19 лет) поехал к его матери, миссис Мур, и жил с нею до самой ее смерти в 1951 г. По-этому-то он и женился только в 56 лет.

ИЗВЕСТНО ЛИ ВАМ?..
...что прототипом профессора Керка послужил учитель Льюиса, У. Т. Керкпатрик, у которого он (подолгу живя) учился в 1914-J917 годах.
... что у Льюиса (от рождения) плохо двигался большой палец на руке; возможно, благодаря этому недостатку мы читаем сейчас о Нарнии. «Я мечтал сооружать вещи своими руками: корабли, дома, моторы, но вместо этого пришлось писать».
... что в детстве Льюис изобрел свою страну под названием Боксен, или Страна Животных.
... что в 1917 г., поступая в Оксфорд, Льюис провалился по математике. Ему разрешили ходить на лекции, но через два месяца он ушел на фронт, а уж после, как фронтовику математику ему про-стили.
... что однажды Лыоис с другом (бывшим учеником) встретил усталую лисицу, направил охот-ников в другую сторону и, радуясь за нее, долго рассуждал о piafraus, лжи во спасение.
...что однажды Льюис, с тем же другом, увидел, как одна свинья несет еду другой и смотрит, как та ест. В полном восторге он сказал, что они присутствуют при возникновении нового существа, высшей свиньи, первой pog (от «pig» свинья и «dog» собака).
...что у Льюиса в 40-х годах была кошка по имени Пушкин?
...что Льюис очень быстро ел и очень быстро читал?
... что Льюис считал улитку пресмыкающимся?

ИЗВЕСТНО ЛИ ВАМ?..
...что - «Мерзейшую мощь» переводили для самиздата с конца 1974 г. по Пасху 1983 г.
...что напечатана она была (в 3-х экземплярах) по-главно на длинных рулонах бумаги, которые принес с работы тайный доминиканский священник, служивший тогда милиционером.
... что Джордж Оруэлл в рецензии на «Мерзейшую мощь» (1945) хвалил этот «детектив», но считал, что его портит «сверхъестественное».
...что Сэнт-Энн (т. е. Святая Анна) — это церковь в Лондонском районе Сохо. Во время войны она пострадала при бомбежке, и в 1943 г. несколько христиан, в том числе — Льюис и Дороти Сэй-ерс, попросили настоятеля, чтобы он разрешил им встречаться с людьми для бесед в уцелевшей ко-локольне. Когда в декабре 1957 г. Дороти Сэйерс умерла, ее прах похоронили там. Сейчас церковь восстановлена и действует, а в комнатке, где проходили встречи, устроена маленькая выставка.
...что на образ Мерлина повлияли рассказы Чарлза Уильямса об Уильяме Батлере Йейтсе, с ко-торым он был когда-то вместе в оккультной ложе «Золотая Заря» (надо ли говорить, что Уильяме оттуда в ужасе ушел?).
...что Барон Корво — псевдоним писателя Фредерика Рольфа (1860 — 1913). Слово «корво» (corvo) по-итальянски и по-испански значит «ворон».
...что дружба с Чарлзом Уильямсом началась так: Льюис прочитал его роман «Место Льва», а Уильяме, точно в то же самое время 1936 года, — филологический трактат Льюиса «Аллегория любви»? Оба одновременно написали друг другу. Уильяме стал самым близким другом Льюиса — таким же, как брат Уоррен (1895 —1973).
...что Льюис, в свою очередь, был самым любимым другом Дж. Р. Р. Толкина.
...что Льюис так любил «научную фантастику», что после смерти отца (в 1929 г.) перевез из Белфаста к себе в Оксфорд романы Уэллса «Первые люди на Луне» и «Война миров».
...что Льюис со своим другом Толкином решили, что пришла пора «христианской фантастики», то есть таких романов, как «духовные триллеры» Честертона и Уильямса, и что писать их придется им самим. Толкин должен был писать про путешествие во времени, Льюис — про путешествие в пространстве. Толкин, написав две главы, от затеи отказался; Льюис в итоге написал целую трило-гию.
...что издатели вернули роман «За пределы Безмолвной планеты», который послал им Толкин, приписав: «Вероятно, мистер Льюис когда-нибудь напишет хороший роман. Это не годится». Вто-рое издательство роман выпустило (осенью 1938 г.).
...что в одной из рецензий Льюиса сравнивали с Уэллсом, прибавляя: «Увы, увы! Как жаль, что мистер Льюис, способный писатель, не взял больше у своего несомненного учителя». Всего появи-лось более 60-ти рецензий, и только два автора заметили, что в романе есть что-то христианское.
...что прототипом Рэйсома стал ближайший и любимейший друг Льюиса — Чарлз Уильяме (1886 — 1945).
...что прототипом Дивайна был Т. Д. Уэлдон (1816 — 1958), преподававший философию в том же колледже, что и Льюис, с 1923 по 1958 год. Не исключено, что и фамилия «Уэстон» выбрана по созвучию с его фамилией.
...что Льюис любил «Переландру» больше всех своих книг.
...что в одной из рецензий на «Переландру» (опубликованную в марте 1943 г.) написано, что ав-тору «надо было читать больше Жюль Верна и меньше — Аквината». Вообще же роман очень хва-лили, сравнивая с Данте и Мильтоном.
...что Льюис иногда подписывался псевдонимом «Ham Вилк» (по-англо-саксонски «не знаю, кто») — обычно в виде инициалов «N.W.». Отсюда — несуществующий средневековый богослов Натвильциус (Natvilcus), на которого он ссыпается в «Переландрс».
...что Льюис говорил по-французски и по-итальянски, немного — по-немецки, совершенно не пытаясь излечиться от сильного английского акцента.
...что Льюис был за границей всего два раза: во время 1-ой мировой войны — на фронте, во Франции, и в 1960 году — с женой в Греции.
...что Льюис, читавший лекции о Возрождении, не хотел поехать в Италию.
...что Льюис не умел печатать на машинке, все писал от руки, а печатал, как правило, его брат Уоррен.
...что брат Льюиса, Уоррен Льюис, профессиональный военный, хотел стать военным истори-ком и даже кое-что написал, но практически стал секретарем Клайва Стейплза («Джека»). Кроме того, писать ему мешали сварливая миссис Мур и собственный алкоголизм. Он был удивительно добрым человеком и идеальным джентльменом. Женщин боялись оба.
...что Льюис, еще студентом, по меньшей мере трижды пытался рассказать миф о Психее в сти-хах (один из них — в виде пьесы). Сохранилось семьдесят с лишним строк, где сестру Психеи зовут Каспиана.
...что цитаты из трактата Льюиса «Любовь» есть в речах Иоанна-Павла II. Он сказал Уолтеру Хуперу, что это — одна из его любимых книг.
... что Льюис сознательно стал христианином ровно через два года после смерти своего отца.
... что (если не считать детства) Льюис впервые причастился на Рождество 1931 г., а Уорни, его брат, ничего об этом не зная, причастился в тот же день в Шанхае.
...что Льюис больше любил чай, чем кофе, и красное вино, чем белое.
... что предками Льюиса с материнской стороны был знатный шотландский род Гамильтонов: прапрадед — епископ, дед — священник, причем лютый враг католиков, служил капелланом в Крымской войне. Ощущала себя аристократкой только бабушка, Мэри Уоррен, чей род восходил к англо-норманским рыцарям, поселившимся в Ирландии при Генрихе II (1154 —1189). Дом ее был полон кошек, а рука, которую хозяйка протягивала гостю, «сверкала драгоценными кольцами, но явно свидетельствовала о любви к разведению домашней птицы» (пишет друг Льюиса Роджер Лан-селин Грин).
...что с отцовской стороны род шел от уэльских фермеров, последним из которых был прапра-дед (прадед — методистский пастор, замечательный проповедник; дед — инженер кораблестрои-тель, совладелец компании; отец — крупный юрист).
... что тем самым в Льюисе не было ни капли английской крови и (хотя он родился в Ирландии) — ирландской. Гамильтоны — шотландский род, Льюисы — из Уэльса.
... что мать Льюиса, Флора Гамильтон, была талантливым математиком.
... что она (Флора) отвергала предложения Альберта Льюиса семь лет, считая, что она недоста-точно его любит. Кроме того, она боялась, что не сумеет вести дом. 29 августа 1894 года их обвен-чал отец невесты. Брак оказался счастливым.
... что каждый день после обеда Флора и Альберт читали, сидя рядом в глубоких креслах. Одна-ко, как ни странно, сыновьям Уоррену и Клайву читали не они, а няня Лиззи.
... что маленький Льюис видел вершину красоты в книжке Беатрис Поттер «Бельчонок Наткин» (в русском переводе М. Гребнева — «Бельчонок Тресси»).
...что в детстве у Льюиса и его брата были: терьер Тим, пятнистая (белая с черным) кошка, имя которой не сохранилось для истории, мышка Томми и канарейка Питер.
...что Льюис ходил к ранней обедне, чтобы не слушать органа?
...что Льюис в газете ценил только кроссворды?
... что судьба Льюиса в России началась на Духов день 1972 года, когда отец Александр Мень и отец Сергий Желудков дали Наталии Трауберг книгу «Страдание», полученную от Надежды Яков-левны Мандельштам?
... что «Баламута» и «Расторжение брака» Уолтер Хупер назвал «богословскими фантазиями».
...что Льюис трижды ясно ощущал присутствие и помощь умерших: своего отца (осень 1929), Чарльза Уильямса (май 1945), жены (лето 1960) — то есть (совпадение?) раз в 15 лет?
...что в 1963 г., когда Льюис уже тяжело болел, его пришла навестить Морин, дочь миссис Мур, неожиданно ставшая наследницей титула. «Вот леди Денбар Хемпригсская!» — приветствовал ее Льюис; она удивилась: «Я думала, вы меня не узнаете», а он ответил: «Как можно не узнать сказ-ку?»
... что во время последней болезни, осенью 1963 года, Льюис читал «Илиаду», «Одиссею», Пла-тона — по-гречески, «Энеиду» по латыни, «Божественную комедию», Вальтера Скотта, Джейн Ос-тен, Филдинга, Диккенса, Троллопа, стихи Джорджа Герберта и Ковентри Патмора.
...что 18 ноября, за 4 дня до смерти, Льюис был на очередной встрече Инклингов в кабачке «Яг-ненок и Флаг». Тогда он уже все время засыпал (симптом уремии, которая развилась из-за почечной недостаточности).
... что умер Льюис 22 ноября 1963 года, под вечер, в половине шестого.
... что в тот же день в Америке убили Джона Кеннеди и умер Олдос Хаксли.
... что Питер Крифт написал пьесу, где все они трое встречаются у врат Рая?
...что в одном из писем Льюис писал: «Да, осень и впрямь — лучшее время года; и я не уверен, что старость — не лучшая часть жизни. Но, как и осень, она проходит».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
camila
Ужинал с мистером Тамнусом


Зарегистрирован: Dec 05, 2006
Сообщения: 35
Откуда: Владивосток

СообщениеДобавлено: Сб Dec 16, 2006 12:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Вот ещё кое-что, надеюсь будет тоже очень интересно и полезно для форумчан.
Взято из книги
Клайв Степйплз Льюис
Собрание сочинений в 8 томах
К 100-летию со дня рождения
Издание подготовлено Фондом имени отца Александра Меня Москва, 2000

СПб.: «Библия для всех», 2000


Питер Крифт К.С.ЛЬЮИС (фрагменты из книги)

Чтобы лучше понять писателя, можно подумать о том, кто больше всего на него влиял. Для Льюиса это будут Платон, Августин, Кант, английские мистики, Джордж Макдональд, Уильям Моррис, Честертон, Оуэн Барфилд, Толкли, Чарльз Вильяме (последние трое — близкие друзья).
Можно подумать и о том, что он особенно любит. Только в одной книге («Мерзейшая мощь») мы видим, что любит он невероятно много вещей, просто целый космос: дружбу, влюб-ленность, старость, молодость, серьезность, веселье, одиночество, общение, старых дев, молодых девушек, женственность, мужественность, вещие сны, яркие цвета, глупости, здравомыслие, тер-пение, прохладу, демократию, монархию, старинные одеяния, межпланетное пространство, сады, планеты, романтику, правила, смирение, материнство, средние века, честный скепсис, бороды, аллегории, животных (особенно ручных медведей и мышей), Бога, лес, фермеров, волшебство, церемонии, послушание (которое он уподобляет танцу), иерархию, погоду, прогулки, органиче-скую жизнь, классическое образование, овощи, ангелов, рабочих, вино и загадки.
...Почему человек, больше похожий на восхищенного ребенка, чем на старого брюзгу, об-личает современный мир, как пророк Амос?
Решается он на это по своей честности. Кроме того, ему претит хронологический снобизм. Он очень много знал, его коллеги вечно дивились тому, как он мгновенно узнает любые строки — античные, средневековые, ренессансные. Естественно, он возмущался, когда прошлое отбра-сывали единым махом.
Наконец, и это — самое важное, он не принимал современной модели мироздания и окон-чательно разделался с ней в «Похоронах Великого Мифа».
...Христианская апологетика не популярна сейчас не столько из-за непопулярности христи-анства, сколько из-за непопулярности апологий. Льюис избегает здесь и Сциллы и Харибды бла-годаря своей простой, разумной объективности. Он никогда не бывает ни агрессивным инквизи-тором, ни тем растерянным человеком, который как бы и сам себе не верит. Словом, у него нет ни былого комплекса сверх полноценности, ни нынешнего комплекса неполноценности. Удача обусловлена тем, что он спрашивает: «Верно ли это?», а не: «Ново ли это?».
...Льюиса называли консерватором за его морализм. Да, он нравственный абсолютист и не-малая часть его споров с современностью посвящена нравственному релятивизму. Однако нрав-ственность для Льюиса — не самоцель и в этом смысле он не моралист. Наконец, его (на мой взгляд — неверно) обвиняют
в том, что он по своему рационализму не различает страстей человеческих, по своему объ-ективизму не замечает субъективного; словом, что у него нет экзистенциального измерения. Вы-вести это, и то с трудом, можно только на трактатов. Автобиография, Письма к Малькольму, ро-маны открывают нам, что Льюис не только поверяет жизнь богословием, но и поверяет богосло-вие жизнью. О многих ли христианах можно это сказать?
...Знаменательно и странно, что человека, так последовательно обличавшего оригиналь-ность, хвалят именно за нее. Если подумать при этом, что христианские авторы, лезущие из кожи вон, чтобы написать что-то новое, пишут удивительно скучные книги и у них получается какой-то подогретый Конт, или Гегель, или Маркс, или Фрейд, или Тейяр; так вот, если об этом поду-мать, мы поймем кое-что не только о Льюисе, но и об оригинальности.
...Я заметил, что те, кому не нравится Льюис, просто вынести его не могут. Он раздражает их, утомляет, даже выводит из себя. Когда спросишь, в чем дело, обычно окажется, что он: 1) «слишком рассудителен» (т.е. предъявляет неудобные требования подумать над тем, о чем мы думаем); 2) «слишком чувствителен» (о чувствах он чувствительно не пишет, и, видимо, критик предпочитает, чтоб чувствительно писали о чем-нибудь скучном или вообще обходились без чувств); 3) «просто фантаст» (т.е. выходит за пределы реальности, которые мы-то, слава Богу, знаем); 4) «просто моралист» (вечно чего-то требует, когда вокруг столько приятных соблазнов); 5) «какой-то религиозный». Последнее обвинение приводит к полному разрыву, когда выясняет-ся, что Льюис не столько религиозен, сколько благочестив.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Cокол
Грозный Админ
Грозный Админ


Зарегистрирован: Nov 30, 2005
Сообщения: 13035
Откуда: Москва.

СообщениеДобавлено: Сб Dec 16, 2006 2:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

camila

Я в полном восторге.
Эх, жалко, что Админская Панель не работает, такие материалы надо на Главной вешать.
_________________
ДЕЛАЙ ЧТО ДОЛЖЕН И БУДЬ ЧТО БУДЕТ

"...благородная смерть - это сокровище, и каждый достаточно богат, чтобы купить его".
К.С. Льюис, "Последняя Битва".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
MaryAnn
Подружился с Игого и Уинни


Зарегистрирован: Apr 30, 2006
Сообщения: 283
Откуда: Самый Восточный Восток

СообщениеДобавлено: Сб Dec 16, 2006 3:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сокол и camila,
Просто классные материалы! Спасибо за их публикацию!
_________________
Для вас вход в царство Аслана находится в вашем мире.
«Покоритель Зари», или Странствие на Край Света» К. С. Льюис
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Omega
Ходил с Хмуром на Север


Зарегистрирован: Dec 20, 2005
Сообщения: 1101
Откуда: Великий Новгород

СообщениеДобавлено: Вс Dec 17, 2006 8:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Я не знаю, может стоит стенографировать, биографию Льюиса с бонусного диска? Надо? Confused
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Cокол
Грозный Админ
Грозный Админ


Зарегистрирован: Nov 30, 2005
Сообщения: 13035
Откуда: Москва.

СообщениеДобавлено: Вс Dec 17, 2006 9:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Omega

Если Вы это МОЖЕТЕ сделать - будет просто шикарно.
Вешайте результат Вашего труда в этой темке.
_________________
ДЕЛАЙ ЧТО ДОЛЖЕН И БУДЬ ЧТО БУДЕТ

"...благородная смерть - это сокровище, и каждый достаточно богат, чтобы купить его".
К.С. Льюис, "Последняя Битва".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Omega
Ходил с Хмуром на Север


Зарегистрирован: Dec 20, 2005
Сообщения: 1101
Откуда: Великий Новгород

СообщениеДобавлено: Вт Dec 19, 2006 1:19 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

C.S. Lewis: From One Man's Mind

Нарния - страна обширных земель, волшебных существ, страна удивительных приключений. И все это родилось в голове одного человека, К. С. Льюиса.

Клайв Стэйплз Льюис, или Джек, как ему больше нравилось, родился в Белфасте, в Ирландии, 29 ноября 1898 года, вторым сыном Альберта и Флоры Льюис. Брат Льюиса Уоррен, известный, как Уорни, родился тремя годами раньше.

Вместе с Уорни, маленький Джек играл в игры, развивал любовь к книгам и разным историям, питавшим его воображение. Он начал фантазировать, создавать миры и приключения, к которым он вернулся позже. Когда Джеку было десять, его жизнь неожиданно изменилась.

Его мать Флора умерла от рака, и после этого Льюис был отправлен в школу-интернат вместе с братом Уорни. Это было трудное время. Следущая школа Джека была получше и зажгла в нём страсть к учёбе. Он начал интересоваться поэзией, языками, сказками, легендами и мифами различных культур. Позже Льюис поступил в престижный Университетский Колледж в Оксфорде, но его учёба была прервана, он пошёл добровольцем в армию во время Первой Мировой. После месяцев сражений в траншеях, получив ранение, Льюис вернулся в Оксфорд, на этот раз не только студентом, но уже и писателем.

Первая книга, вышла в 1919 году, была сборником стихотворений. Работая педагогом в колледже Магдалины в Оксфорде, Льюис занимался ещё наукой и исследованиями.

Он был плодовитым автором, писавшим эссе, статьи и другие научные труды. Он исследовал литературу Средневековья, были работы по научной фантастики и его собственной религиозной позиции. Но именно книга 1941 года, "Письма Баламута", сделала его знаменитым.

Теперь Льюис читал лекции, его можно было услышать по радио, он появлялся в газетах. Льюис почуствовал необходимость попробывать ещё что-то. Вдохновлённый воспоминаниями детства, он взялся написать серию детской фантастики, "Хроники Нарнии". Льюис говорил, что на книгу "Лев, колдунья и платянной шкаф" вдохновил увиденный образ фавна, несущего что-то в снежном лесу. Потом появилась кооролева в санях. Образы были такими живыми, что нужно было только придумать историю вокруг них.

Льюис, опираясь на свою веру, вдохновлённый древней мифологией и воображаемым миром рыцарей в блестящих доспехах и говорящими животными, создал новые, потрясающие истории. Льюис написал семь книг о Нарнии, к тому времени, когда "Последняя битва" вышла в свет в 1956 году, он создал новый волшебный мир. Поначалу, Нарния Льюиса подвергалась критике со стороны многих, включая и его друга, Толкиена.

Но книги вскоре сатли популярными, Разошлись тиражом в 100 миллионов экземпляров по всему миру. В конечном счёте, они станут классикой детской литературы. Льюис продолжал писать и после Нарнии, он проводил много времени, ухаживая за женой, Джой Грешам, она проиграла битву с раком в 1960 году.


Через три года, в 1963 году скончался и Льюис. Он оставил уникальное наследство, как учёный, теолог, философ, пелагог, писатель и творец любимых книг - "Хроник Нарнии".

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Cокол
Грозный Админ
Грозный Админ


Зарегистрирован: Nov 30, 2005
Сообщения: 13035
Откуда: Москва.

СообщениеДобавлено: Сб Янв 06, 2007 6:39 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Omega

Спасибо Вам огромное за опубликованный материал!
Я прочитал текст и просмотрел фотографии на одном дыхании!
_________________
ДЕЛАЙ ЧТО ДОЛЖЕН И БУДЬ ЧТО БУДЕТ

"...благородная смерть - это сокровище, и каждый достаточно богат, чтобы купить его".
К.С. Льюис, "Последняя Битва".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Omega
Ходил с Хмуром на Север


Зарегистрирован: Dec 20, 2005
Сообщения: 1101
Откуда: Великий Новгород

СообщениеДобавлено: Ср Янв 24, 2007 1:59 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Всегда пожалуйста Cool
_________________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Cокол
Грозный Админ
Грозный Админ


Зарегистрирован: Nov 30, 2005
Сообщения: 13035
Откуда: Москва.

СообщениеДобавлено: Вт Янв 30, 2007 5:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Всем привет!

Вот, нашёл в нарнийском сообшестве на Ли.Ру детскую фотку К.С. Льюиса:


_________________
ДЕЛАЙ ЧТО ДОЛЖЕН И БУДЬ ЧТО БУДЕТ

"...благородная смерть - это сокровище, и каждый достаточно богат, чтобы купить его".
К.С. Льюис, "Последняя Битва".


Последний раз редактировалось: Cокол (Пн Апр 26, 2010 5:27 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Omega
Ходил с Хмуром на Север


Зарегистрирован: Dec 20, 2005
Сообщения: 1101
Откуда: Великий Новгород

СообщениеДобавлено: Сб Фев 10, 2007 1:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Вот, думал куда же кинуть ссылку, решил сюда Smile
http://slil.ru/23902689
Это ролик с которого я стенографировал биографию Льюиса (см. выше).
Обратите внимание, что файл будет удален через 1 месяц после последнего скачивания.
_________________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Alex98
Гостил у бобров


Зарегистрирован: Jun 11, 2007
Сообщения: 51

СообщениеДобавлено: Сб Июн 23, 2007 4:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

А где можно найти трилоггию о путешествии на машине времени?
Я её читал, но только давно, вешь потрясающая, особенно то произведение, где говорилось о любви и взаимоотношении мужчины и женщины.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Хроники Нарнии - NarniaNews.Ru -> Автор на все времена Часовой пояс: GMT + 6
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 1 из 9

 
Перейти:  
Вы можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Template->make_filename(): Error - file quick_reply.tpl does not exist