· Главная
  · Прислать новость
  · Лучшее
  · Архив новостей
  · О проекте и авторах
  · Работа
  · Написать нам
  · Рекомендовать нас
  · ЧАВО
  · Поиск
  · Ссылки


  · Лев, Колдунья и Ко
  · Актеры
  · Команда
  · Интервью
  · Ваши Рецензии



  · Как читать?
  · Биографии героев



  · Биография
  · История Хроник
  · Льюис и Инклинги



  · Скачать!
  · Галерея
  · Опросы
  · Narnia Icons


  · Форум сайта
  · Дневники



229 гостей и 0 пользователей.

Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.







Хроники Нарнии - NarniaNews.Ru :: Просмотр темы - Чёрные гномы с Синей реки(автор elecktrum,перевод - belana)
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ГруппыГруппы   ПрофильПрофиль   ВходВход 

Чёрные гномы с Синей реки(автор elecktrum,перевод - belana)
На страницу 1, 2, 3  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Хроники Нарнии - NarniaNews.Ru -> Переводные фанфики
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Maranna
Остался в Нарнии


Зарегистрирован: Apr 04, 2009
Сообщения: 231
Откуда: Питер, город на Неве

СообщениеДобавлено: Вс Авг 30, 2009 11:56 pm    Заголовок сообщения: Чёрные гномы с Синей реки(автор elecktrum,перевод - belana) Ответить с цитатой

Автор: elecktrum
Переводчик: belana
Оригинал: http://www.fanfiction.net/s/4210818/1/Black_Dwarfs_Blue_River
Источник: http://www.snapetales.com/index.php?fic_id=4907
Описание:история первой дипломатической победы короля Эдмунда. Как он обучался этому мастерству и почему король Питер широко известен в кругах черных гномов под именем Нэнси

Глава 1. Приглашение

– Этот Брикит намеренно нас провоцирует.
Эдмунд навострил уши, как я и думал. Он считает, что на все, что сердит старшего брата, стоит посмотреть повнимательнее. Уже в удобной ночной пижаме, но без желания идти спать, он залез на мою кровать и подглядывал через мое плечо на письмо, которое я читал.
– Такой почерк сам по себе раздражает. Ты уверен, что правильно держишь бумагу? Если перевернуть, может, другое письмо получится?
В ответ я ткнул его локтем по ребрам.
– Лучше послушай.
Эдмунд повис у меня на плечах, пока я пытался разобрать этот ужасный почерк. Я прочистил горло и начал:

Их Величествам новым королям и королевам Нарнии от Брикита, главы кузниц Синей реки, послание.
Пережив одну королеву и все ее зло и будучи вынужденными заниматься своим достойным ремеслом без должного вазгр… вознаграждения – а он еще и с ошибками пишет! – в виде товаров или ценностей, мы не хотим добровольно подчиняться кому бы то ни было с короной на голове или приказам такового. Тот, кто не способен просить наше оружие и товары, глядя нам в глаза, а присылает своих лизоблюдов с пергаментами и красивыми печатями, не указ нам. Приезжайте сами или оставьте нас в покое.
Подписано:
Брикит, глава кузнецов на Синей реке.


Закончив, я бросил взгляд на брата. Эдмунд уставился на письмо широко распахнутыми глазами. Я ждал взрыва темперамента. Следил за сменой выражений лица Эдмунда (от изумления до возмущения) и уже знал, что получится в итоге. Эд не сможет удержаться от искушения.
– Подчиняться? – выплюнул брат. – С короной на голове? – Он наклонился и вырвал лист из моих рук, изучил его со всех сторон и в итоге посмотрел на меня с недоверием. – И все это в трех предложениях!
– Я же сказал, это провокация, – я забрал письмо. – Но дело в том, что кузницы Синей реки делают лучшее оружие в Нарнии. Даже мастера Кэр Паравела скрепя сердце признают их превосходство. Очень важно, чтобы они с нами сотрудничали.
– Это точно черные гномы! – фыркнул Эдмунд.
– Угу. Я уже говорил с Бринтом, главой клана черных гномов, об этом Бриките. Ответ получил не самый многообещающий. Брикит ворчливый, грубый, любящий поспорить, но очень искусный мастер и, как сказано в письме, пострадал от произвола Белой колдуньи.
Эдмунд нахмурился. Ярость, ставшая притчей во языцех в Финчли, но которую Эдмунд учится контролировать, омрачила его лицо. Ему не нравилось, что нас так оскорбляют, и он пытался сформулировать достойный ответ. Поскольку мое возмущение (куда меньших масштабов) уже улеглось, я не стал брата успокаивать.
– Дай посмотреть еще раз, – Эдмунд вырвал письмо у меня из рук. Его губы едва заметно двигались, когда он пытался разобрать нечитаемый почерк. – Приезжайте сами или оставьте нас в покое, – произнес он с тихой яростью. Брат сел на пятки и уставился на меня с огнем в глазах: – По-моему, похоже на приглашение.
– Приглашение? Правда? По-моему, больше похоже на вызов.
Он хмыкнул:
– Ну это же черные гномы. Для них это одно и то же. Я съезжу.
– Съездишь?
– Ты сам сказал, что они нам нужны. Я поеду в кузницу.
– И что будешь делать?
Эдмунд надменно посмотрел на меня и пожал плечами:
– Очарую их.
Я уставился на него. Очарует? Эдмунд Рэндалл Певенси?
– Храни нас Лев, – пробормотал я.
– Конечно, сохранит, – уверил Эдмунд. – Но кузнецы с Синей реки и этот Брикит должны уже начать беспокоиться.
Я понял, что улыбаюсь и мысленно соглашаюсь, прикидывая, стоит ли предупредить Брикита. Но я вспомнил о решительности брата и его жестком взгляде, когда он прочел письмо. Для Эдмунда это шанс показать себя, и, по правде говоря, он лучше всех нас справится с этими несносными гномами. Пока брат кипел от злости и строил планы, я уселся поудобнее и наблюдал за ним с чувством выполненного долга.
Миссия завершена успешно.

* * *

– Думаешь, недели хватит?
Эдмунд фыркнул:
– Мне так уж точно хватит, Питер.
– Лучше бы ты взял с собой хотя бы Мартила. – Я медленно складывал одежду, которую Эдмунд бросал на кровать, собираясь в путь.
– Знаю. Но неделя самостоятельности пойдет мне на пользу. Да и он от меня отдохнет.
Я неразборчиво поворчал. Нашим камердинерам очень нравилось сдувать с нас пылинки и беспокоиться. Насколько я понял, это вообще цель их жизни.
Мой царственный брат прервал сборы и посмотрел на меня. Он слишком хорошо меня знает.
– Питер… Не переживай. Я скоро вернусь. Если я не смогу с ними справиться, пошлем Люси.
Я облегченно засмеялся. В конце концов, мы расстаемся всего на неделю.
-– Люси может очаровать даже самого отъявленного хама, – продолжил Эдмунд, рассовывая одежду и припасы по седельным сумкам. Он прицепил меч к поясу, я завязывая последний тюк, сунул письмо от Сьюзан и Люси, которое брат должен найти потом, и забросил сумку на плечо.
– Пошли, девочки хотят попрощаться.
Он улыбнулся:
– Я тоже буду по тебе скучать.
_________________
Keep the magic secret.

Рожденная под знаком Грифона и Льва.


Последний раз редактировалось: Maranna (Сб Янв 22, 2011 6:56 pm), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Maranna
Остался в Нарнии


Зарегистрирован: Apr 04, 2009
Сообщения: 231
Откуда: Питер, город на Неве

СообщениеДобавлено: Вс Авг 30, 2009 11:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 2. Прибытие

– Это то самое место?
Я раскрыл рот от удивления. Я ожидал увидеть что-то похожее на лавки кузнецов в Кэр Паравеле: чистые помещения с аккуратно расставленными инструментами и сырьем, приветливые мастера и их ученики. Ничего подобного здесь не было.
– Кузницы на Синей реке, – безрадостно констатировал сатир из моего эскорта. Он обвел печальным взглядом старые и неухоженные домики с покатыми крышами. Полдюжины из них, кажется, вросли в холмистые берега реки или в громадные деревья. Унылое местечко. Я напомнил себе (в очередной раз), что у меня есть неделя, чтобы разобраться с этими гномами. Семь дней. Неделя. Я был уверен, что продержусь. Эта деревня не может быть неприятнее моей школы, разве что еда будет хуже.
Может, деревня выглядит привлекательнее днем. Или летом. Трудно представить более неподходящее место для производства лучшего оружия в Нарнии, а значит, и в мире. Когда мы спешивались, местность погрузилась в весенние сумерки. Я повел Филиппа и нескольких сопровождающих к деревушке. Мы слышали голоса – скорее громкие, чем мелодичные – певшие что-то и раздававшиеся из длинного дома с соломенной крышей на краю поселка. Из всех окон лился свет. Похоже, все жители собрались вместе и ужинают. Оставив Филиппа с эскортом, я храбро пошел к кузнецам. Когда я постучал, ничего страшного не произошло.
Голоса не утихли. Похоже, они даже стали громче. Я понял, что закипаю от злости. Я устал и хотел есть. Я постучал сильнее.
Ничего.
В ярости я несколько раз ударил в дверь кулаком.
Пение, к моему облегчению, прекратилось. Через секунду дверь распахнулась. Комната была ярко освещена, и я успел заметить резные потолочные балки, деревянные скамьи и дюжину гномов всех возрастов за столом, который тянулся почти через все помещение. Меня встретил поток теплого воздуха с запахами еды и пива.
– Чего надо? – раздраженно спросил похожий на ежа гном. Он был почти моего роста и стоял, расставив ноги и уперев руки в боки. На основании такого вызывающего поведения и того факта, что он открыл дверь, я сделал вывод, что это и есть глава кузниц. Бринт объяснил, что приветствовать незнакомцев – привилегия главного в гномьей общине. Степень вежливости каждая ветвь клана определяет самостоятельно. Очевидно, мне продемонстрировали радушный прием жителей Синей реки. Я отодвинул гнома с дороги и вошел в комнату, пригнувшись, чтобы не удариться о притолоку.
– Эй! – гном аж заискрился. – Ты не можешь просто так сюда врываться!
– Ты настолько воспитан, что предлагаешь мне войти через окно? – ответил я, снимая перчатки. Вежливо поклонился пожилой женщине и ее дочерям: – Да благословит вас Аслан, сударыни.
Восхищенные девушки захихикали в ответ, а дама изумленно засмеялась на такое проявление вежливости. Видимо, утонченные манеры здесь редкость. Тем лучше.
Гном пробежался по комнате и встал между мной и столом.
– С чего ты решил, что ты вообще можешь войти?
Я намеренно его проигнорировал, осмотрел довольно уютную комнату и лишь затем ответил:
– Ты так сказал.
Он фыркнул:
– Я никогда не приглашал такого дохляка в мой дом!
– Правда? – Я достал письмо из потайного кармана на поясе. – Этот удивительный образчик эпистолярного жанра говорит об обратном. Разрешите процитировать? – Не дожидаясь ответа, я развернул письмо и прочитал: – «…не указ нам. Приезжайте сами или оставьте нас в покое. Подписано: Брикит, глава кузнецов на Синей реке». – Я уставился на него. – Мы не могли оставить вас в покое после такого радушного приглашения. Поэтому, – я спрятал письмо, – я здесь.
– Кто ты? – бросил гном, теряя терпение. Он был несомненно удивлен, что его вызов принят. Бринт велел не ждать вежливого приема и отвечать ударом на удар. Для меня это не проблема. Я знал, что справлюсь с Брикитом, и уже покорил дам.
Я посмотрел на кузнеца, будто пытаясь объяснить ему нечто очевидное:
– Я Эдмунд. – Я подождал, потом медленно и отчетливо, как для слабоумного, произнес: – Твой король.
– Ты, может, и король Нарнии, но не мой, мальчишка! – ощетинился он, тыкая в меня пальцем. – Что тебе нужно?
– Сотрудничество.
Такое заявление застало его врасплох. Гном выпрямился во весь рост и сердито посмотрел на меня из-под кустистых бровей. У него были черные глубоко посаженные глаза и неизменно хмурый взгляд. Вглядываясь в Брикита, я узнал знакомую боль. Однажды его предала семья или друзья. В любом случае, это происшествие оставило шрамы в его душе, сделав осторожным и опасливым. Это я мог понять. Даже слишком хорошо.
– Сотрудничество нельзя получить, – прошипел Брикрит, тыкая пальцем мне в грудь.
– Нельзя, если не заслужишь, – согласился я, наклоняясь вперед и тем самым лишая его возможности замахнуться. – Поэтому я здесь.
Он уставился на меня. Все гномы в комнате затаили дыхание в ожидании развлечения. Я бросил перчатки на ближайшую скамью, снял плащ, повесил его на стул, показывая, что не собираюсь уходить. Я повернулся к этому Брикриту, слабо улыбаясь.
– С чего начнем?
_________________
Keep the magic secret.

Рожденная под знаком Грифона и Льва.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Maranna
Остался в Нарнии


Зарегистрирован: Apr 04, 2009
Сообщения: 231
Откуда: Питер, город на Неве

СообщениеДобавлено: Пн Авг 31, 2009 12:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 3. Горечь

Я провел ужасную ночь на колченогой койке в маленькой задымленной каморке. Гномы, особенно Брикит, не знали, что и думать обо мне, а я не спешил их просвещать. Я отослал Филиппа и свиту домой. Очень хотелось, чтобы они были рядом, но их присутствие осложнило бы отношения с очаровательным хозяином дома. Кроме того, я подозревал, что искушение бросить все и уехать, так ничего и не добившись, будет слишком велико. Филипп очень не хотел оставлять меня одного, он ушел, только когда я согласился прислать ему гонца, если гномы совсем распоясаются. Поскольку в свите курьеров не было, конь связался с семейством летучих мышей, которые согласились доставлять мои письма.
– Все няньки сбежали? – протянул один из гномов, когда я утром зашел в большой дом. Местные жители постоянно суетятся, такое впечатление, что они не способны делать что-либо тихо. К счастью, я проснулся довольно давно (рано утром я не лучший собеседник).
– Нет, – отозвался я. – Я их отослал. Не хотел вас пугать.
Пожилая дама рассмеялась, поставила передо мной тарелку с едой и налила какое-то темное питье. Я тепло поблагодарил ее и пожелал доброго утра.
– Ты любишь пиво? – спросил мой сосед.
Попробовав темный напиток, я совершенно точно ощутил песчинки на языке.
– Да. А что это? – я уставился в мутные глубины кружки, от всей души надеясь, что это – не местное пиво.
– Ха! – раздался новый голос. Вошел Брикит. – Как раз для такого слабака, как он, Бринт.
– Меня зовут Эдмунд.
Брикит фыркнул:
– Даже не слабак, а задохлик.
Я проигнорировал его и набросился на еду.
Брикит плюхнулся на скамью рядом со мной. Оказавшись между ним и Бринтом, я понял, что они, скорее всего, браться или кузены: очень похожи друг на друга, у обоих одни и те же любимые словечки. Брикит наклонился над моей тарелкой и схватил тост Бринта.
– Ты говоришь так, словно это важно, молокосос.
– А что для тебя важно?
Он потянулся к поясу с безразличием на лице. На стол передо мной он положил обоюдоострый изящный кинжал. Металл отливал серебристо-синим, лезвие отбрасывало блики даже при слабом освещении. Кинжал был не только красив, но и элегантен.
– Сталь, – прошипел Брикит. – Самая лучшая сталь во всей Нарнии. Секрет ее создания принадлежит мне и моей семье. Возьми его в руки, дохляк. Тебе никогда не выдастся возможность прикоснуться к более добротному оружию.
Я так и сделал. Кинжал был сбалансирован не для моей большой ладони и длинных пальцев, но даже на мой взгляд непрофессионала клинок был бесподобен.
– Какая красота, – сказал я, положив оружие на стол. Мое восхищение доставило им удовольствие.
Подумав немного, Брикит продолжил:
– Итак. Ты здесь. Почти без приглашения. Обуза для всех нас. Что собираешься делать?
– Я собираюсь заручиться вашей поддержкой, как я и говорил. Ты занимаешься сталью и работой по металлу, моя забота – Нарния и ее защита. Чем лучше оружие, тем лучше защита.
Брикит пропыхтел что-то невнятное, Бринт отреагировал примерно так же.
– И? Что я получу из такой сделки?
– Все, если хочешь заниматься своим ремеслом без проблем.
Он пожал плечами.
– Проблем у меня не было, пока ты не появился на пороге дома.
Я ухмыльнулся, глотнул еще этого ужасного пива и задумался: как же можно привыкнуть к такой горечи?
– У тебя нет проблем, потому что Белую колдунью победили прошлым летом.
Брикит надулся, но на меня или вспомнив что-то, я так и не понял. Отрицать мои слова было бесполезно.
– Ты предпочитаешь, чтобы солдаты и офицеры армии Нарнии пользовали плохим оружием? Потому что даже кузнецы Кэр Паравела с большой неохотой, но признают, что сталь с Синей реки лучше их собственной.
– Ха! Так и должно быть! – радовались гномы и стучали кулаками по столу.
– Шпион! – Бринт ткнул в меня пальцем. – Он шпионит на кузнецов с востока!
Даже Брикит не смог поддержать такие возмутительные претензии. Когда я закатил глаза, услышав это обвинение, он повторил мой жест. Пожилая дама дала подзатыльник Бринту, пронося мимо нас «пиво», и резко ответила:
– Он король, так? У королей нет причин шпионить, да и зачем, если ему нужно только оружие? – она сердито посмотрела на Брикита: – Послушай, что он говорит, глава кузнецов Брикит, и держи свои мысли при себе.
Я понял, что это их матушка, потому что ни тот, ни другой не посмели возразить. Мы молча подождали, пока она не ушла, и допрос продолжился.
– Так чего ты и остальные надменные монархи Нарнии хотят от моей скромной кузницы?
– Если бы я был надменным, я бы не сидел здесь, а если бы ты был скромным и непритязательным, я бы точно здесь не сидел.
– Чего ты хочешь от нас?
– Мы хотим, чтобы вы снабжали нас оружием: мечами, кольчугами, пиками, кинжалами и прочим. Вам хорошо заплатят.
– Еще бы. «Мы» – это вы четверо или королевское «мы»?
– Выбирай сам.
– Откуда мне знать, что вы лучше почившей королевы?
Я сглотнул и ответил:
– Она приходила сюда? Спрашивала или угрожала? Она давала хоть один повод верить ей?
– Нет, – признал он. – Но и ты тоже не дал повода верить тебе.
Я думал указать на что, что одно мое присутствие здесь, одного, вооруженного только Шафельмом, и мой сон на колченогой койке – это яркий пример доверия со стороны моих брата и сестер, особенно Питера. Но вместо этого я сказал:
– Что тебя убедит в том, что я имею в виду именно то, что говорю?
Он окинул меня оценивающим взглядом:
– Боишься грязи, величество? Короли умеют работать?
Я посмотрел ему в глаза:
– А ты проверь.
_________________
Keep the magic secret.

Рожденная под знаком Грифона и Льва.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Maranna
Остался в Нарнии


Зарегистрирован: Apr 04, 2009
Сообщения: 231
Откуда: Питер, город на Неве

СообщениеДобавлено: Пн Авг 31, 2009 12:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 4. Попытки

Клянусь Асланом, я никогда не подозревал, что можно так устать. Лучше целый день тренироваться в компании Канелла и Ореуса, чем еще раз чистить треклятый горн и печь для углей. Более грязное, пыльное и вонючее занятие трудно представить. Я оттер каменные стены и вынес горы пепла и песка. К концу дня я пожалел, что не взял с собой Мартила, потому что, закончив работу, я был покрыт слоем дегтя, а сверху припорошен пеплом. От меня несло дымом и жженым маслом. Одежда не подлежала восстановлению, а сапоги из красно-коричневых стали цвета грязи, сажи и дегтя. До кучи было холодно, шел дождь – день был во всех отношениях паршивый. Я, наверное, представлял из себя то еще зрелище, потому что вся деревня пришла на меня поглазеть в конце рабочего дня. Брикит, давший мне это задание с усмешкой (потому что знал, что я не отступлю), сунул свою лохматую голову в печь:
– Могло быть и чище, – он поцокал языком.
Искушение треснуть его по голове корзиной, которую я нес, было очень велико, но такое развитие событий привело бы только к появлению сердитого и контуженного гнома. Кроме того, все лопаты, метлы и совки, которыми я пользовался, были гномьего размера, увеличивая тем самым мои усилия по уборке. Так что корзина не нанесла бы искомого ущерба.
– Хотел бы я посмотреть, как бы ты справился. – Я поставил корзину на землю, чтобы не поддаться искушению.
– Конечно, хотел бы, но глава кузниц не занимается таким заурядным делом как чистка печей от гари. Это мы оставляем для новичков, слабаков и заезжих королей.
Я отступил от корзины.
– Но, – Брикит оглядел меня с ног до головы, – могло быть и хуже, учитывая то, что эту печь не чистили уже несколько лет.
– Что? – воскликнул я.
– Хм. Вообще-то, печи не надо чистить. Проще построить новую, когда в старой становится невозможно работать.
Я попытался убить его взглядом.
Он улыбался, поняв, что сумел меня разозлить.
– Более того, мы покупаем кокс у родни с Лунных гор. Так проще, чем делать его самим.
Я с тоской посмотрел на корзинку, пытаясь успокоиться. Усилием воли я перестал представлять, как проламываю Брикиту голову, и добавил голосу приятности.
– То есть ты хочешь сказать, что все сделано зря.
– Я говорю, что горн мог бы быть чище.
«Спокойствие, Эд», – в голове раздался тихий голос Сьюзен. В самом деле, спокойнее. Я закипал, но не мог позволить себе резкость, потому что именно этого Брикит и добивался. Гном просто сиял от самодовольства:
– Ты же сам сказал: «Проверь меня».
По неписанным правилам этой войны я должен был признать его победу. Но я не собирался отдавать этот раунд Брикиту всухую. Он, может, и выиграл, но последнее слово будет за мной.
– Отлично сработано. Продолжайте в том же духе, Брикит.

* * *

Я хотел упасть на так называемую постель и проспать неделю. У меня болели руки и колени, голова раскалывалась от запахов сажи и кокса. Но я не мог лечь в кровать настолько грязным. Я стал рыться в седельных сумках в поисках мыла и среди запасной одежды нашел письмо. Оно было адресовано мне, и я узнал почерк Сьюзен. Сев на пол, я осторожно вытянул ноги и, сломав восковую печать, прочел:
Дорогой Эдмунд,
Да благословит Аслан тебя и ту миссию, которую ты выполняешь. Я знаю, она не будет, не может быть легкой, но не забывай, что это будет значить для нас и для Нарнии в конечном итоге. И для тебя тоже! Ищи компромисс между их и нашими интересами и потребностями. Он существует, тебе только надо его обнаружить и подпитывать.
Не беспокойся, что Питер переживает за тебя. Я и Люси найдем, чем его занять.
С любовью,
Сьюзен.

Я улыбнулся. Просить Питера не беспокоиться – примерно тоже, что просить солнце не вставать по утрам, а ветер не дуть. Это такая же часть его, как стремление защищать или большие ступни. Под письмом Сьюзен, написанном ярко-зелеными чернилами, оказалась записка от Люси ее почерк был более неровным: она еще учится пользоваться пером. Я улыбнулся, увидев кляксы на бумаге.
Милый Эд,
Когда ты найдешь это письмо, ты будешь уже далеко от Кэр Паравела, поэтому я пишу, пока ты здесь, и я уже скучаю. Я знаю, у тебя важное задание, но не пытайся прыгнуть выше головы. Ты думаешь, что ничего такого не происходит, но ты именно так и делаешь. Поверь на слово. Просто делай как лучше, и я уверена, что гномы очень хорошие. Я слышала, они сварливые, но ты тоже бываешь и раздражительным, и милым.
С любовью, Люси.
P.S. Сьюзен права, Питеру некогда будет беспокоится.

Я вздохнул, радуясь, что девочки написали эти записки и что я не нашел послания по пути к Синей реке. Я знал, что они меня поддерживают, но было приятно об этом еще и прочитать, особенно после такого трудного дня. Я опять пробежал глазами письма, размышляя над словами Сьюзен. И для тебя тоже! Что она знает такого, чего не знаю я? Я пытаюсь что-то доказать, это я знаю, но кому?
Я оперся спиной о кровать, слишком устав, чтобы думать или двигаться. Я уснул, где сидел. Так закончился мой первый день в роли дипломата.
_________________
Keep the magic secret.

Рожденная под знаком Грифона и Льва.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Maranna
Остался в Нарнии


Зарегистрирован: Apr 04, 2009
Сообщения: 231
Откуда: Питер, город на Неве

СообщениеДобавлено: Пн Авг 31, 2009 12:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 5. Искры

– Почему он спит на полу?
– Может, человеческие мальчики не спят на кроватях, или ему эта не понравилась.
– Думаешь, он хотел сесть и промахнулся?
– Тихо, Брэк! А то он проснется!
– Для этого бабушка нас сюда и послала, Байя!
Голоса – детские голоса – пробились сквозь пелену сна, защищавшую меня от мира и наоборот. Я проигнорировал их, пытаясь опять увидеть тот сон про горячую ванну.
– Но он так устал! Он уснул прямо в одежде! Бабушка оставила бы его в покое!
– Бабушка больше не глава кузнецов, так? Давай его будить, а то дядя Брикит рассердится.
Меня схватили за плечо и не слишком вежливо потрясли. Я тут же проснулся, рыкнул и начал шарить правой рукой по левому бедру, хотя мой меч висел на стене. Я смахнул с плеча трясшую меня руку, зацепив кого-то и прокричав нечто нечленораздельное. Раздался визг и топот двух пар ног, когда мои противники… гости… в общем, те, кто меня будили, убегали.
Я застонал, открывая глаза и вспоминая все, что случилось за последние несколько дней. Я все еще сидел рядом с кроватью. У меня все болело, во рту был отвратительный привкус, а когда заурчало в животе, я понял, что не ел с середины вчерашнего дня. Когда я попытался подвигаться, то обнаружил, что кокс и деготь, оказавшиеся на мне, затвердели и потрескались. Я даже сапоги не снял вчера – уронил голову на руки со стоном, мечтая уснуть, но подозревая, что это бесполезно. Я проснулся и не был этому рад.
Не могу сказать, что не люблю утро. Просто не люблю, когда меня будят. Путем проб и ошибок Питер придумал лучшее решение проблемы: меня можно потыкать, позвать, можно бросить подушкой в голову. Хватать и трясти – не самый лучший вариант побудки.
Я с трудом встал и приковылял к умывальнику. Я не мог посмотреть на себя в зеркало (глаза недостаточно сфокусировались). Поплескал ледяной водой в лицо – не помогло: через несколько мгновений она стала слишком грязной, чтобы мыться. Надо было идти купаться на реку, несмотря на холод. Ругаясь сквозь зубы, я взял мыло и полотенце, забыл чистую одежду, поплелся на улицу и там столкнулся с Бринтом.
Уперев руки в боки, он хмурился, но демонстрация его плохого настроения не могла сравниться со вспыльчивостью его брата. Бринт был готов браниться, но не успел вымолвить ни слова: я то ли шикнул, то ли рыкнул на него. Бринт онемел от неожиданности и отступил на шаг. Я был уже на краю поселка, когда он пришел в себя:
– И тебе доброго утра, задохлик.

* * *

Когда я добрался до большого дома, завтрак почти закончился, и слух о моем поведении уже разошелся по деревне. Пожилая дама поставила передо мной огромную тарелку с едой и ущипнула меня за щеку – я понял, что либо произвел на гномов впечатление, либо испугал их. Но ее улыбка и тихие смешки остальных подсказывали, что первое более вероятно. Но все равно мне надо было извиниться. Я имел в виду детей, которые меня будили.
– Ты всегда просыпаешься в таком добром расположении духа?
Я оторвал взгляд от стола и увидел Брикита. Он предусмотрительно встал по другую сторону стола. Может, я их все-таки напугал.
– Бывает и хуже, – сказал я искренне. Я хлебнул этого кошмарного «пива» и скривился. С трудом проглотив эту гадость, я спросил:
– Чем я буду сегодня заниматься?
Он внимательно разглядывал меня:
– Будешь… заниматься углем.
Я не имел ни малейшего представления о том, что это значит, но мне не понравились интонации Брикита и его довольная улыбка. Я не посмел горестно вздохнуть, но точно знал, что у меня впереди длинный и тяжелый день. Оставалось только надеяться, что вечером мне хватит сил доползти до кровати.

* * *

Сегодня я не мог жаловаться на холод, потому что провел большую часть дня рядом с горном. Я работал с четырьмя гномами – кузнецом и его учениками – в роли самого младшего помощника. Мы находились в сооружении с двумя стенами и крышей, одним из четырех, составлявших сердце кузницы. Вначале гномы грубили и издевались, но когда работа началась по-настоящему, ругаться стало некогда.
Работа кузнецов завораживала меня – они выковывали наконечники копий. Было удивительно наблюдать, как металл меняет форму. Кузнецы умудрялись делать все наконечники одинаковыми. Стук молотов, свист пара, голоса гномов и гул огня сливались в странную мелодию. Мне понравилось там работать, хотя я не видел все, что хотел.
– Угля! – резко выкрикнули. Я оторвался от действа и подбросил угля в горн. Работа была грязная и тяжелая, мне пришлось надеть кожаный передник, чтобы защититься от искр. Все называли меня задохликом, хотя когда я не отзывался, они быстро запомнили мое имя.
К вечеру искр стало больше. Брикит пришел проверить две дюжины наконечников, которые изготовили в нашем углу кузни. Он пробурчал что-то одобрительное насчет получившихся изделий. Брикит нашел один бракованный наконечник и бросил его в кучу обрезков. Я очень хотел увидеть, в чем изъян, и вытягивал шею, чтобы разглядеть железку повнимательнее. Заметив мой интерес, Брикит поднял наконечник.
– Видишь? – он указал на небольшую трещину на изделии. – Вот это, похожее на гусеницу? Неровное смешение стали. Точно работа ученика. Если наконечник сломается, то это случится именно по этой линии. Но, – Брикит выбросил его в груду лома, – у бракованных изделий нет шансов сломаться в процессе работы. Пополни запасы угля, потом убери лопату и тачку. Можешь вычистить пепел утром, когда горн остынет. Остальные – мыться!
Я поблагодарил его кивком, удивился, что мне не поручили дополнительную работу, но очень хотел искупаться. Я закончил за несколько минут. Убирая лопату в чулан, услышал голос одного из учеников:
– Эй ты! Эти тоже убери. И убедись, что они чистые!
– Угу, – добавил второй, – и полы подмети.
Я повернулся и посмотрел на них. Кузнец уже ушел, мы остались вчетвером. Гномы были значительно старше, но меньше меня ростом. Они пытаются мне угрожать, это надо прекратить сейчас же.
– Ну уж нет. Я здесь делаю свое дело, а не свое и ваше. Если вы ленитесь или не хотите выполнять свою работу – не делайте. Но я думаю, что кузнец об этом узнает.
Не говоря больше ни слова, я ушел, вполне довольный прожитым днем.
_________________
Keep the magic secret.

Рожденная под знаком Грифона и Льва.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Maranna
Остался в Нарнии


Зарегистрирован: Apr 04, 2009
Сообщения: 231
Откуда: Питер, город на Неве

СообщениеДобавлено: Пн Авг 31, 2009 12:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 6. Знамена

– Видишь? В этот раз он спал на кровати.
– Брэк, как думаешь, он опять будет кричать?
– Может быть. Очень надеюсь, что да. Папа сказал, что он не разговаривал еще почти час после того, как вернулся.
– Может, не мог.
– Может, он любит рычать, как говорящие медведи с Фонарной пустоши?
Почему, ну почему они не дают мне поспать? Я со стоном оторвал голову от подушки и услышал смешки. Я, наконец, увидел своих мучителей: мальчика и девочку, маленьких во всех смыслах. Я пробормотал что-то неразборчивое и уткнулся лицом в так называемую подушку.
– Пора вставать, Эдмунд! – мальчик потряс меня за плечо. Я шлепнул его по руке и разлепил веки, чтобы зыркнуть на наглеца. Нужного эффекта не достиг, потому что, ворочаясь, чуть не упал с кровати.
– Он проснулся! Пошли, Байя!
Проснулся. Легко ему говорить. Когда вернусь домой, просплю неделю. Нет, месяц. Я медленно сел и удивился, увидев возле кровати девочку. Она внимательно меня разглядывала.
– Д’б’ое утро, – просипел я. Спустив ноги с кровати, я больно ударился пятками: все время забываю о том, что здесь полы ближе, чем дома. – Ой…
Девочка сделала книксен.
– Доброе. У тебя на голове воронье гнездо.
– М-м-м?
Она взяла гребень с тумбочки и отдала мне, ожидая чего-то. Вздохнув, я провел пару раз им по волосам.
– Так лучше?
– Нет.
Я вернул ей гребень:
– Попробуй ты.
Несколько минут она пыталась привести меня в порядок. Я оперся подбородком о ладонь, чтобы девочка дотянулась до моих волос, и пытался не уснуть.
– Как тебя зовут, прекрасное создание?
Она хихикнула.
– Байя.
– Меня зовут Эдмунд.
Она обнаружила колтун и начала энергично его расчесывать. Ничто так не бодрит, как попытки вырвать тебе полшевелюры.
– Я знаю. Ты король Нарнии?
– Да. Мой брат Питер тоже король.
– Он похож на тебя?
– Не очень. Питер – копия отца, а я больше похож на маму. У него желтые волосы и голубые глаза. А еще он выше меня.
– Желтые? – в ее голосе отчетливо слышался ужас. Очевидно, за всю жизнь девочка видела только темноволосых. – Волосы?
– Да, золотисто-желтые. Ему идет. Питер очень милый. – Кажется, его надо защитить. – Он приятнее меня. Во всяком случае, по утрам, – последнее я пробормотал себе под нос. Байя улыбнулась, увидев мой широкий зевок, но быстро посерьезнела. Я обнаружил, что подвергся долгому и пристальному осмотру, и, еще толком не проснувшись, сделал то же. У Байи были огромные карие глаза и прямые темные волосы, заплетенные в косу. Она оказалась миленькой. Кроме того, приятно иногда поговорить с кем-нибудь без необходимости постоянно защищать себя.
– Ты ведь не будешь больше расти? Выше тебя я никого в жизни не видела, кроме дриад из ясеневого леса.
– Буду, скорее всего. Я ведь не гном. Я человек, а люди обычно довольно высокие. Надеюсь, я еще вытянусь, – признался я.
– Я думала, ты уже взрослый. Ты большой и говоришь как взрослые.
– Наверное, так и есть, – согласился я. – Это приходит с обязанностями короля, благословением Аслана и общением с самыми разными существами. У меня очень строгие наставники. Один из них учит меня говорить и вести споры.
Байя моргнула:
– Он хороший учитель.

* * *

Сегодняшний день был очень похож на предыдущий, только двое из троих учеников кузнеца пытались осложнить мне жизнь. Они оставляли вещи у меня на пути, а один из учеников, Борт, потратил много времени на то, чтобы устроить мне ловушку. Мои тренировки с тремя мастерами меча в Кэр Паравеле оказались кстати: я легко обходил их засады. Кузнец узнал об их проделках, когда споткнулся о клещи и впечатался лицом в песок. Третий ученик, единственная девушка в группе, помогла вычистить песок из бороды кузнеца и тихо объяснила, что ее коллеги установили там ловушку и почему. Далее мы выслушали занимательный поток проклятий, ругательств, угроз (некоторые из них были выполнены там же при помощи моей лопаты), криков и прочих проявлений гнева, повеселивших всю кузницу.
Словарный запас кузнеца произвел на меня неизгладимое впечатление, так же как его чувство справедливости, хотя я не был уверен, что он бы взорвался, не будь я каким-никаким гостем и королем. Позже, когда я узнал кузнеца получше, то понял, что он поступил бы так же в любом случае. Черные гномы могут быть язвительными, невоспитанными и несносными, но это не значит, что они легко переносят притеснения или мирятся с хулиганами.
– Да, Эдмунд! Можешь стукнуть их чем-нибудь тяжелым по голове, если они опять нарушат правила техники безопасности! – Он вернул мне лопату и обошел несчастных учеников по широкой дуге. – Это кузница, а не детская площадка! Если хотите поиграть, идите обратно в Кэлдрон и не возвращайтесь! – В конце этой тирады Борт и его напарник тряслись от страха. Вечер удался. Я по-прежнему все носил и подавал, они так же как и раньше просили угля, воды и заготовки, но молча делали свою работу.
Вечером, когда я возвращался от реки с двумя ведрами воды (в кои-то веки я был рад, что они небольшие, следовательно, не такие тяжелые), когда увидел нечто новое и остановился посмотреть. Поставив ведра и дав отдохнуть саднящим рукам, я уставился на другого кузнеца и его учеников, которые точили топоры на шлифовальных кругах. В точке соприкосновения металла и камня появлялся сноп искр как фейерверк.
– Что случилось? – ко мне подошел Брикит, раздраженно размахивая руками. – Разве тебе не хватило неприятностей сегодня, задохлик?
Я пропустил его грубость мимо ушей и продолжил следить за действом.
– Искры другие.
– Что?
Я махнул рукой в сторону кузни.
– Искры различаются. На центральном круге они получаются длинные и белые, на других – красные и короткие. Почему?
Моя наблюдательность поразила Брикита, но он быстро справился с собой.
– Зависит от материала, мальчик. Мягкие металлы, железо например, дают длинные светлые искры. Твердые металлы как сталь – короткие и красные. Удивительно, что ты заметил.
Настала моя очередь удивляться.
– Почему? Я здесь, чтобы учиться.
Он хмыкнул:
– А как же попытки получить мою помощь?
Я улыбнулся и взял ведра в руки.
– А это не одно и то же?
_________________
Keep the magic secret.

Рожденная под знаком Грифона и Льва.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Maranna
Остался в Нарнии


Зарегистрирован: Apr 04, 2009
Сообщения: 231
Откуда: Питер, город на Неве

СообщениеДобавлено: Пн Авг 31, 2009 12:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 7. Письма

Дорогой Эд,

Извини, что беспокою, когда ты изо всех сил очаровываешь гномов, но гильдия ткачей из Ангварда и Чийи-у-моря добрались сюда раньше, чем мы ожидали – через два дня после твоего отъезда, – и мы приступили к переговорам, поскольку собрались все представители народов Нарнии и приезжие овцы и альпаки, которые (от скуки) начали объедать английский садик. Через три дня мы обо всем договорились (кто знал, что шерсть и натуральные красители – это так выгодно?), а потом ткачи заупрямились: настаивают, чтобы соглашение подписали все монархи. Лично я думаю, что они выпендриваются, но все равно: можешь подписать это соглашение и сочинить какую-нибудь доверенность относительно твоей печати? Представители гильдии – нормальные ребята, но немножко параноики: постоянно заглядывают за гобелены и под ковры. Если Ореус еще хоть раз споткнется на складках ковров, у нас будут трупы. Некоторые из этих чудиков приехали с семьями, и теперь тут постоянно бродит маленький ребенок, который пытается носить на руках, как игрушку, нашего лейтенанта. Ну, того большого кролика, Пориду. Совершенно не смешно. Поставь свою подпись хотя бы ради спасения сада: дриады уже бьют гостей по рукам, если они подходят слишком близко.
Надеюсь, твоя миссия продвигается успешно и кровопролития еще не было. Девочки сводят меня с ума. Они не оставляют меня одного ни на минуту, даже во время работы. Кстати, о девочках. Вчера Блайт сделал запоздалое, но разумное предложение: тебе надо завоевать расположение женщин поселка. Кажется, это широко известный секрет, что среди гномов женщины могут влиять на принятие решений. Если ты понравишься дамам, полдела сделано: они сумеют уломать своих кузнецов. Блайт что-то говорил о плохой еде, холодных постелях и грязи в домах, когда женщины не довольны решением общины. Если тебе нужны союзники, обрати на них внимание.
Поторопись домой. Я скучаю по тебе. Двое на одного нечестно, покой нам только снится. Я скучаю даже по твоему храпу.
С любовью,
Питер.

Дочитав письмо, я слабо улыбнулся и взглянул на офицера-кентавра, доставившего послание. Он и его быстроногие подчиненные ворвались в деревню сразу после обеда, отдав мне письмо двухдневной давности от Питера. Мой вид и тот факт, что я подбрасывал уголь в огонь, пока кузнецы громко руководили процессом создания проволоки, вызвал оторопь в отряде: кентаврам пришлось ждать под ярким штандартом со львом, пока мастер не счел возможным меня отпустить. Теперь они пытались не выглядеть оскорбленными в лучших чувствах при виде короля, черного от угольной пыли и сажи.
– Договор с гильдией ткачей, – лейтенант подал мне еще один документ.
– Не могу, – я посмотрел на свои грязные руки. Письмо Питера было покрыто пятнами, я чувствовал, как песок скрипит на зубах. – Я сначала умоюсь.
– Эй! – раздался знакомый голос. – Эй, куда это ты собрался?
Огромный кентавр и солдаты-лоси с веселым изумлением следили за приступом гнева Брикита. Я остановился и, обернувшись, увидел, как глава кузнецов презрительно ухмыляется им. Его лицо покраснело, лохматые волосы торчали во все стороны – он практически приплясывал от ярости.
– Работа не закончена! – крикнул Брикит, явно выделываясь перед военными.
– Мастер меня отпустил, Брикит. Мне нужно заняться государственными делами и написать письмо для Верховного короля.
– Что, он сам писать не умеет?
Я показал послание Питера:
– У него хороший почерк, глава кузнецов. В отличие от тебя. Мне нужно прочесть и подписать одно торговое соглашение и выдать доверенность для Питера на использование моей печати. Неужели это должно быть сложно?
– Да.
Я знал, что он ответит именно так. Он сам себя довел до такого состояния и специально пристал ко мне.
– Проволока не будет подбрасывать уголь!
– Тогда пусть Борт попробует! – я тоже начал орать. – Мне нужен свидетель для подписания соглашения и доверенности – назначаю тебя.
Я в гневе потопал к корыту, где мы все мылись в конце рабочего дня. Я быстро попытался оттереть руки и сунул голову в холодную воду, чтобы избавиться от пыли в волосах. Я оглянулся на гнома:
– Ты идешь?
– Думаешь, очередные незваные гости, шляющиеся по кузнице в модных штанах, дают тебе право командовать гномом в его собственном доме? Как бы не так!
– Кентавры не носят штанов, сэр, а королевские поручения, даже самые незначительные, не даются просто так. – Я наклонился и заговорил тише: – Если ты не хочешь кормить четырех кентавров, дай мне полчаса, и они исчезнут с глаз твоих. Мне от тебя нужны две подписи. Разве ты не хочешь увидеть свое имя на соглашении с Орландией?
Не знаю, какой довод был действеннее: возможность не кормить кентавров или подписать официальный документ – но он выпрямился во весь свой невеликий рост и рявкнул:
– Ладно! Отлично! Если я их больше не увижу, иди!
– Спасибо, – ответил я. – Лейтенант, у вас есть бумага и чернила?
– Да, Ваше Величество. – Он снял с плеча небольшую сумку и передал ее мне. – Королева Сьюзен просила передать вам.
В сумке оказалась бумага, перья грифона и бутылочка чернил.
– Какой тонкий намек, – заметил Брикит язвительно, разглядывая подарок.
– Угу, – отозвался я. – Подождите здесь, господа.

* * *

Я, Задохлик Справедливый, милостью Аслана король Нарнии, кавалер благороднейшего ордена Стола, разрешаю моему брату, Верховному королю Питеру Великолепному, кавалеру благороднейшего ордена Льва, императору Одиноких островов и пр., поставить мою печать на торговом соглашении с гильдией ткачей из Ангварда и Чийи-у-моря, датированном 23 мая 1001 года.
Подписано мной, засвидетельствовано Брикитом, главой кузниц на Синей реке, на берегу Синей реки у брода Ондро.

– Я знаю, что там написано, Брикит, я только что его написал.
– По-умному написано. Жаль, ты не умеешь писать свое имя, мальчик.
Я подозревал, что ему льстил вид собственной подписи на вроде бы важном документе, потому что гном прочитал бумагу уже в третий раз, заменяя мое имя на прозвище. А я с головой ушел в соглашение и не обращал на него внимания. Питер был прав насчет ценности шерсти и красителей. Теперь понятно, почему овцы расхваливали свой товар.
– Что за «прочее»?
– Что? – я поднял глаза.
– «И прочее». Что там еще? Какие еще у этого Питера титулы?
Он произнес имя брата с непозволительным презрением, скорее всего потому, что я был рядом, а Питер – нет. Я моргнул, пытаясь переключиться с тканей на титулы.
– М-м-м… Лорд Кэр Паравела, хранитель Северных болот, хозяин Редхавена, великий герцог Теребинтии и… – я вспоминал последний из многочисленных титулов брата. – Хранитель львиной печати.
– Почему у тебя их так мало?
– Мне удача улыбается чаще, чем Питеру. – Я не стал говорить, что титулов у меня больше, чем в письме: я указал только самые важные для нас с братом. Все равно значительная их часть – шелуха. Я дочитал соглашение до конца, взял перо и поставил свою подпись.
– Вот, – я передал бумагу Брикиту. – Подпиши здесь.
Он выполнил просьбу, нацарапав свое имя большими буквами. Выглядел гном при этом очень довольным. Я отложил лист в сторону, чтобы чернила высохли.
– Спасибо. Я вернусь к работе через несколько минут.
– Уж постарайся, задохлик.
Я дождался его ухода и быстро написал ответ брату.
Дорогой Питер,
Если я еще раз заговорю о такой эскападе, будь добр, запри меня в чулане и не выпускай, пока ко мне не вернется рассудок. Неделя? О чем я думал? Питер, чтобы достучаться до этих гномов, жизни не хватит! Брикит именно такой, каким его описывал Блайт. Я здесь работаю в кузнице, выполняю самые тяжелые и монотонные задания и понемногу разбираюсь, как обрабатывать металл. Гномы – непревзойденные мастера своего дела, даже если их пиво немного не дотягивает до смертельного яда. Я думаю, что они – добрые люди, просто осторожные, потому что однажды обожглись.
Что до совета, кажется, я покорил дам в первый же день. Удивительно, насколько полезна может оказаться вежливость. Племянница Брикита вызвалась будить меня каждое утро, храбрый ребенок. Что до сестер, то они беспокоятся, что ты так волнуешься за меня, поэтому не отстанут.
Я хочу преуспеть в этой затее, Питер. Я не могу отступить, потому что тогда они никогда не будут доверять нам или работать с нами. Обещаю, скоро напишу подробнее, но сейчас я должен вернуться в кузницу. Мы делаем проволоку. Я скучаю по тебе, девочкам, Мартилу, нормальной еде и своей постели.
С любовью, Эд.
P.S. Я не храплю.

_________________
Keep the magic secret.

Рожденная под знаком Грифона и Льва.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Maranna
Остался в Нарнии


Зарегистрирован: Apr 04, 2009
Сообщения: 231
Откуда: Питер, город на Неве

СообщениеДобавлено: Пн Авг 31, 2009 12:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 8. Бабушка

Утром пришлось напомнить себе, что сегодня воскресенье. Не знаю, что это значит для местных, но в Кэр Паравеле мы обычно спим допоздна, неспешно завтракаем и, если нет срочных дел, целый день занимаемся, чем хотим. Кажется, здесь таких вольностей не будет.
Сев утром на привычное место за столом, я стал наблюдать за гномами. Семьи сидели группами: Байя и Брэк пристроились между Бринтом и женщиной с острыми чертами лица, видимо, своей матерью. Все постоянно шумели, но это был добродушный гвалт, а не ссоры. Я заметил, что девушки-ученицы, подававшие блюда, тоже дальние родственницы. Матушка Брикита обошла стол и поставила передо мной тарелку.
Я встал, чтобы поприветствовать ее:
– Доброе утро, сударыня, и спасибо. – На тарелке была яичница, сосиски, грибы и ягодный пирог. Матушка Брикита улыбнулась и налила мне этого чудовищного пива.
– Ешь, пока не остыло, величество.
– Пожалуйста, зови меня Эдмунд, как большинство знакомых.
Она развеселилась:
– Кроме тех, кто придумал тебе прозвище. Зови меня «бабушка». Почти все так делают.
Я улыбнулся:
– Это слишком короткий титул для такой величественной дамы, но твое желание – закон, бабушка.
Она усмехнулась и махнула в сторону тарелки, предлагая позавтракать, чем я и занялся. Через несколько минут я еще раз оглядел комнату: бабушка селя рядом с Брикитом. Меня удивило, почему у него нет семьи, кроме матери и брата. Думаю, Брикиту бы понравилось воспитывать собственных детей, несмотря на то, что он постоянно жаловался бы на них. Семья очень много значит как для красных, так и для черных гномов, дети для них гораздо важнее золота и драгоценностей.
Я съел все до крошки, в очередной раз сожалея, что тарелки у гномов такие маленькие, и пил пиво, пытаясь не чувствовать вкуса, когда рядом со мной плюхнулся Брикит. Я подавился от неожиданности. Он похлопал меня по спине – я почти ударился лицом о стол.
– Ты ничего не добьешься, умерев здесь, – Брикит поставил передо мной тарелку с новой порцией пирога. – Хотя… Ешь. Матушка говорит, ты слишком худой.
Она, должно быть, очень похожа в этом отношении на Сьюзен: сестра тоже все время говорит о моей худобе. Я пододвинул тарелку ближе к Брикиту. Он внимательно посмотрел на меня, но угощение взял.
– Я не знаю, чем вы занимаетесь в своем дворце по воскресеньям, но мы, бедные кузнецы, не можем себе позволить не работать. Ковать ничего не будем, но чем заняться найдется.
Я прожевал.
– Конечно. Чем я могу помочь?
Он ухмыльнулся, схватил еще пирога и встал:
– Будешь делать то, что скажет матушка.

* * *

День с бабушкой оказался не так уж плох: я узнал много неожиданного. Приятно было не слышать окриков, даже если приходилось носить воду, мыть посуду и чистить картошку на обед для тридцати четырех гномов и одного мальчика.
– Спасибо за добавку сегодня утром, – поблагодарил я, как только увидел бабушку.
– Тебе силы еще понадобятся. А теперь садись, бери нож и постарайся не срезать слишком много вместе с кожурой.
Я так и сделал. Уроки мамы не прошли даром: бабушка и другие женщины были довольны.
В воскресенье мы ели только два раза: утром и ранним вечером, чтобы повара могли отдохнуть.
– Он опять тебя испытывает, – бабушка села рядом со мной. Она принесла охапку свежей зелени и начала отрывать побеги. – Большинство мужчин стыдятся выполнять указания женщины, если только она не глава кузнецов.
– У меня есть сестры, – объяснил я. – Мне не в тягость. – Я несколько мгновений разглядывал ее: седые волосы, выбивающиеся из-под чепца, глубокие морщины на лице. – Байя говорила, ты когда-то была главой кузнецов.
– Да, была, пока могла держать в руках молот, чтобы называться кузнецом. Это было... двадцать зим назад или около того. Мы долго ждали тебя и других потомков Адама и Евы.
– А какая она была? В смысле, зима?
– Тяжелая. Трудно было жить, не во что верить. Нам повезло больше, чем многим, мы хотя бы торговали. Мы помогали, кому могли, но большая часть соседей решили, что мы работаем на нее, и сторонились нас.
Я молчал, жалея, что спросил, и стыдясь нового вопроса, не смея его задать.
Бабушка посмотрела на меня.
– Мы не хотели. Мы желали работать в кузнице, но нам не дали. Сразу после назначения Брикита главой кузнецов пришли они, требуя оружие и доспехи для ее свиты. Мы отказали. Тогда один из ее генералов-минотавров...
– Оттман, – подсказал я, всем сердцем ненавидя даже звук его имени. Я помню его зловонное дыхание, рабскую преданность Джадис и чудовищную силу, когда он толкнул меня к дереву и приказал связать.
– Да, именно так его звали. Это злобное существо пришло к нам. Это он убил жену моего сына, беременную их первенцем, когда она возвращалась от родителей с Фонарной пустоши.
Я заморгал и отложил нож, чтобы не пораниться.
– Все произошло задолго до твоего прихода. Ты не виноват, мальчик. Тебя бы надо поблагодарить за то, что избавил нас от них. – Она шмыгнула носом, тоже перестав резать овощи. – Если называть то, что мы делали, сотрудничеством с ней, тогда да, но я не позволю во всем винить черных гномов. Надо отдать Брикиту должное: ни один заказ не был выполнен в срок или скомплектован правильно. Я никогда не думала, что буду гордиться сыном, из кузницы которого выходит сталь такого паршивого качества, что только плачь. Если в сплав добавить слишком много серы, сталь становится хрупкой на морозе – один-два хороших удара, и все, она трескается. Оттман, может, и ходил с собственным мечом, Блайном, но мы тоже сражались, как могли: саботаж Брикита стоил Колдунье многих жизней.
– Рад слышать. – Меня поразило мужество Брикита.
– Теперь ты понимаешь, почему он был не слишком рад тебя видеть.
– Да. Но я надеюсь, он видит разницу между такими, как Оттман, и нами.
– Конечно. Брикит тугодум, но не дурак.
Я взял в руки следующую картофелину.
– Я говорил серьезно, когда приехал сюда. Нам нужно его сотрудничество и превосходное оружие.
– Не останавливайся, Эдмунд. Покажи ему, что не боишься и что ты король. Настоящий король, в отличие от девки, называвшей себя королевой, – бросила бабушка зло.
Я улыбнулся, услышав, как Джадис назвали девкой.

* * *

– Итак, – бабушка с недюжинной силой толкнула меня к одной из скамеек в большом доме. – Мы здесь делаем не только оружие. У тебя есть сестры, ты оценишь. Или они оценят.
Обед был на плите, полы подметены, девушки-ученицы ушли отдыхать. Шить или тихонько болтать. На столе передо мной появился моток серебряной проволоки, инструменты и металлические палочки разного диаметра с желобками по всей длине. Рядом оказались золотые и серебряные пластины, бирюзовые бусины и разноцветные камни, названия которых я не знал. Без лишних разговоров бабушка взяла одну из палочек и стала наматывать на нее проволоку.
– Накручивай плотно, – советовала она, исправляя мои ошибки. – Веди проволоку, почувствуй ее. Вложи душу в работу.
– Что это такое? – поинтересовался я. Пальцы почернели от серебра, палочка становилась все тяжелее от проволоки.
Бабушка хмыкнула, но ничего не сказала. Несколько девушек присоединились к нам, хотели узнать, чем мы занимаемся. Пришла Байя, села рядом, наблюдая и учась вместе со мной.
– Возьми, – бабушка дала мне небольшие ножницы. – Вставь их в канавку и разрежь проволоку под таким углом. Та-а-ак… Аккуратнее… – Она внимательно следила за моими руками. Вскоре передо мной образовалась груда мелких колечек.
– Теперь ты мне скажи, что это, – развеселилась бабушка.
– Украшения, – улыбнулся я. – Я не знал, что звенья делают так.
– Если бы мы выплавляли каждое в отдельности, на одну кольчугу ушло бы лет сто. Теперь нанизывай бусины на проволоку. Мы сделаем ожерелье, достойное королевы.

* * *

Той ночью, оказавшись в своей крохотной комнате, я разложил изящные ожерелья и браслеты, изготовленные под чутким руководством бабушки, на подушке. Украшения были простыми, некоторые звенья – кривенькими, но я очень гордился тем, что сделал их сам. Для подарка Сьюзен я выбрал серебро и бирюзовые бусины, а Люси будут очень к лицу зеленые камни, похожие на нефрит. Так я поблагодарю их за письма и поддержку. Я завернул украшения в носовой платок и спрятал в седельную сумку. Укладываясь спать, я размышлял над тем, что узнал. Многие знания рождают многие печали. Мне было жаль гномов: они столько пережили, но вместе с тем, я был рад получше узнать их.
Я начал читать молитву Аслану, надеясь, что он одобрит мои действия, испрашивая его благословения, но уснул, так и не закончив ее.
_________________
Keep the magic secret.

Рожденная под знаком Грифона и Льва.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Maranna
Остался в Нарнии


Зарегистрирован: Apr 04, 2009
Сообщения: 231
Откуда: Питер, город на Неве

СообщениеДобавлено: Пн Авг 31, 2009 12:16 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 9. Родня

На следующий день пошел дождь. Не короткий грибной, как в первый день моего пребывания здесь, а ливень, превративший двор в грязное месиво. Вода в Синей реке, коричневая от глины, с ревом проносилась мимо поселка и была совершенно непригодна для питья или стирки. Я рычал и шипел на Брэка и Байю, когда они пришли меня будить, немало их повеселив. Они смеялись и хлопали в ладоши, пока не убежали рассказывать всем, в какое чудовище я превращаюсь по утрам. Почему черные гномы думали, что это добродетель, не имею ни малейшего представления, но вид меня, злого и еле переставляющего ноги по пути в большой дом на завтрак, вызывал у них улыбки, словно Дед Мороз подарил им новую наковальню.
Бабушка поставила передо мной завтрак, и я, не подумав, от души хлебнул так называемого пива. Ранним утром оно оказалось еще противней, чем прежде. Я мгновенно проснулся, закашлявшись и стараясь не заплевать стол. Происшествие привлекло всеобщее внимание.
– Пиво для него слишком крепкое, – сказал один из кузнецов презрительно, когда я снова мог дышать, а все убедились, что я не умру на месте.
Это было поганое начало поганого дня. Кажется, из-за дождя у всех испортилось настроение, но истинную причину всеобщей угрюмости я узнал лишь к вечеру. Кузнец, у которого я работал, негодовал на дождь и грязь: он собирался показать, как обращаться с жидким металлом, как заливать чугун в чушки. Металл льют в формы, закопанные в сухой песок, а на улице стояла совершенно не подходящая для этого погода. Сегодня кузнец собирался набрать песка на берегу реки (точнее, эта почетная миссия была возложена на нас с Бортом) и сейчас злился на свою недальновидность. Он срывал гнев на учениках, а поскольку они не могли отыграться на мне, то переругивались друг с другом. Я, со своей стороны, замерз, устал и очень обрадовался, когда настало время обеда.
Войдя в большой дом, я увидел полдюжины незнакомых гномов, сидевших за дальним концом стола в компании Брикита и Бринта. Черты лиц незнакомцев были резче, чем у моих гномов. Гости замолчали, заметив, что я вошел, и буравили меня угольно-черными глазами. Я продолжил смотреть прямо. Я привык быть в центре внимания подданных, несколько пристальных взглядов не выведут меня из себя.
– Кто это? – спросил я у бабушки, как всегда сервировавшей обед для учеников и поставившей передо мной тарелку с рагу.
Она глянула на другой край стола не особенно приветливо. В этом отношении черные гномы отличаются от большинства нарнийцев, я был рад, что меня вроде как пригласили.
– Родня. Рудокопы с Лунных гор.
– Зачем они здесь?
– Завидуют. Хотят своими глазами убедится, что у моего сына на побегушках король.
Я улыбнулся:
– Так и будет, если он запомнит мое имя.
Она спрятала ответную улыбку и с гордостью хлопнула меня по плечу:
– Они не слишком воспитанные, но сообразительные парни. Держи ушки на макушке.
– Конечно, сударыня.
В комнате было тише, чем обычно, напряжение висело в воздухе – создавалось впечатление, что этих гостей здесь не любят. Они пили больше местных и были грубее. Я не смог определить, эта нелюбовь личного или профессионального характера, но Брикит, несомненно, тоже сейчас занимался дипломатией. Гномы быстро пообедали и вернулись к работе, радуясь возможности сбежать.
– Эдмунд!
Я обернулся, удивившись, что меня позвал Брикит. Он жестом пригласил меня присоединиться к компании. Гости как раз доедали яблочный пирог. Я надеялся, они не предложат мне кусочек, потому что я попробовал его за завтраком: десерт был настолько черствый, тяжелый и безвкусный, что я готов был поклясться, этот рецепт гномам подсказали кентавры.
– Да благословит вас Аслан, кузены, – вежливо произнес я, присаживаясь без приглашения.
Услышав такое обращение, они на секунду застыли, но это был термин, который мы как монархи использовали, обращаясь к жителям Нарнии. Сьюзен отыскала его в каком-то старинном документе, а Люси была вне себя от счастья, узнав, что всех в государстве можно считать родней. Эти рудокопы, может, и не самые очаровательные существа, но они заслуживают ласкового обращения не меньше остальных.
– Кузены? – хмыкнул один из гостей. – Ты нам не родственник!
Я великодушно улыбнулся:
– Может, и нет, но вы мне родня, как и все остальные жители Нарнии.
Они не знали, что и думать. Брикит бросил на меня предостерегающий взгляд, но я сделал вид, что ничего не заметил. Блайт, глава черных гномов, не раз повторял: нельзя преувеличивать, врать или уходить от ответа на прямой вопрос гномов. Создать репутацию честного человека жизненно важно для успеха предприятия, и вообще, королю не к лицу лгать. Я достаточно часто говорил неправду в прошлом: горький привкус до сих пор дает о себе знать и служит мне уроком.
– Зачем ты здесь?
Я глянул на Брикита:
– Я здесь, потому что ваш кузен упрям.
С этим они не могли поспорить, наше единодушие разозлило Брикита.
– Что ты делаешь в этой кузнице? – требовательно спросил другой гость. В его интонациях сквозило презрение к ремеслу местной общины.
– Подбрасываю уголь.
– Почему? – прошипел третий, благоразумно не притрагиваясь к пирогу. Его борода была заплетена в косички, закрепленные серебряными застежками. Судя по его более дорогой одежде, он был главным.
– Потому что пока я не выучусь, я ни на что больше не гожусь.
Гости были совершенно сбиты с толку, а я, как и местные кузнецы, не пытался объясниться. Меня не раздражал прямолинейный допрос: рудокопы любопытны и умеют задавать вопросы только так.
– Покажи руки, – потребовал главный.
Я выполнил просьбу, продемонстрировав ладони – мозолистые, с черными от въевшейся угольной пыли ногтями.
– Работать ты хотя бы умеешь, – пробормотал он, разочарованный существованием доказательств моих слов. – Ты ведешь себя не как король!
– Ты встречал много королей в своей жизни? – спросил я, позаимствовав фразу у брата, ответившего так на похожий вопрос юного фавна, отец которого служит в дворцовой страже.
Гном отреагировал почти так же, как маленький фавн: задумался, потом нахмурился. В раздражении гость начал тыкать пальцем в стол:
– Зачем ты здесь?
Я тихо ответил:
– Потому что меня пригласили.
Рудокопы очень удивились такому простому ответу на заковыристый вопрос. Я улыбнулся и встал:
– Извините, дорогие кузены, но мастер обещал показать, как тянуть проволоку, раз мы не можем лить металл. Доброго дня.

* * *

– Ну, задохлик, ты сумел сбить с толку свою новую родню.
Я оторвал взгляд от проволоки, которую пытался намотать на деревянную бобину, прикрепленную к рычагу. Я работал медленно: проволока изгибалась под самыми причудливыми углами и не ложилась ровно. Другой ученик накрутил почти полную бобину, но плохо закрепил проволоку, и она размоталась. Я нервничал, пытаясь ее распутать – недовольство, видимо, отразилось на моем лице, Брикит стоял рядом и с интересом наблюдал.
– Отлично, – коротко ответил я. – Это полезно для здоровья.
Брикит шагнул вперед и оттолкнул меня:
– Накручивай медленно. Пусть проволока сама разворачивается.
Я встал рядом и занялся мотком: распрямлял проволоку, а Брикит поворачивал рычаг. Вдвоем дело пошло быстрее.
– Они довольны увиденным и услышанным? – поинтересовался я через некоторое время.
Брикит глянул на бобину.
– И да, и нет.
– Поэтому они и пребывают в задумчивости. А ты доволен?
– И да, и нет, – отозвался он и кивнул на проволоку: – Узел.
Я быстро распутал петлю. Когда кризис миновал, я спросил:
– Завтра будет семь дней, как я здесь. Ну что, я завоевал твое расположение?
Он помолчал.
– Я все равно не доверяю тебе и таким, как ты.
– Справедливо, – согласился я, скрывая разочарование. Не то чтобы это был большой сюрприз. Брикит же сказал «да» и «нет». Мне повезло, что дело вообще сдвинулось с мертвой точки. – Тогда скажи, что мне делать.
– Я мало общался с королями, мальчиками и задохликами, – проворчал Брикит. – Все больше встречался с королевами, тиранами и льдом. Я не знаю, что ответить. Пока.
– Как я тебя понимаю, – тихо ответил я, возвращаясь к проволоке.
Мы намотали полную бобину, закрепили конец, сняли получившийся моток с рычага и отнесли ее в угол к дюжине таких же. Слегка задыхаясь, я отер пот рукавом:
– Ну, – я слабо улыбнулся. – Тогда я останусь. Дай знать, если найдешь мне занятие.
_________________
Keep the magic secret.

Рожденная под знаком Грифона и Льва.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Maranna
Остался в Нарнии


Зарегистрирован: Apr 04, 2009
Сообщения: 231
Откуда: Питер, город на Неве

СообщениеДобавлено: Пн Авг 31, 2009 12:19 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 10. Дорогие

– Кто будет первым?
– Я! Можно мне? Мое самое тяжелое. Там внутри что-то должно быть!
– Хорошо, Лу. Докажи прямо сейчас, что младший король Нарнии не разучился писать.
Я рассмеялась шутке Питера и села на подставку для ног около камина. Питер и Сьюзен пристроились на полу рядом со мной, мы наслаждались теплом в гостиной, отделявшей покои Сьюзен и моих. Сегодня прибыли три письма с Синей реки. Их принесли летучие мыши, живущие около кузниц. Хотя пакетов было всего три, их доставили двадцать гонцов. Поговорив с ними, мы узнали, что они все хотели поработать посыльными, поэтому Эдмунд дал всем полномочия передавать его почту. Летучие мыши сами каждый раз выбирали, кто полетит в замок.
Мы быстро съели ужин и десерт, но дождались вечера, чтобы в комфортных условиях насладиться новостями от Эдмунда. Я так скучала по брату, что желание распечатать письмо было чуть ли не сильнее жажды открыть подарки на Рождество.
Я сломала красную восковую печать и развернула плотную бумагу. Что-то тяжелое выскользнуло из конверта мне на колени, и я подняла наконечник стрелы. Он был похож на лист тополя с толстым стеблем, на гладких поверхностях был выгравирован растительный орнамент. Сьюзен и Питер наклонились, чтобы лучше рассмотреть наконечник. Он ярко блестел в свете камина, будто вспоминая огонь, в котором его выковали.
– Какая красота, – с горящими глазами выдохнула Сьюзен.
– И острая притом, – сказал Питер, бросив первый мимолетный взгляд. – Осторожно, – предупредил он, когда я перекладывала наконечник в раскрытую ладонь Сьюзен.
– Читай письмо, Люси, – попросила Сьюзен, вертя в руках новую игрушку так, чтобы они и Питер смогли осмотреть ее во всех сторон.
Я откашлялась – я так обрадовалась, что почти задыхалась, читая им письмо Эдмунда. Оно было датировано двумя днями раннее и хранило царапины от когтей летучих мышей.
Дорогая Люси,

Спасибо за твое письмо. Я нашел его после первого дня здесь, и оно мне очень помогло. Тогда я целый день занимался бесполезным и очень грязным делом, а вечером был злой и раздраженный. Письма от тебя и Сьюзен подняли мне настроение. Надеюсь, Питер ведет себя хорошо.
Кузница находится на самой Синей реке, в двух днях пути от Кэр Паравела. Местные гномы – часть одного клана, только несколько дальних родственников ходят в учениках. Они не так дружелюбны, как красные гномы, к которым мы привыкли в замке, но если узнать их поближе, то становится ясно, что улыбаются они чаще, чем хмурятся. Во всяком случае, многие из них. Одна девочка, Байя (она младше тебя), и ее брат Брэк будят меня каждое утро. Они почему-то считают, что это забавно. Их бабушка много лет назад была главой кузнецов, и я ей сразу понравился.
Я работаю с одним из кузнецов и его учениками. Я живу на бегу: все подношу и слежу за количеством угля в горне. Здесь бывает невообразимо жарко, а расплавленный металл становится белым, потом ярко-оранжевым и краснеет, когда охлаждается. Это очень красиво. Мастер делает удивительное оружие. Прилагаю наконечник стрелы, который он отбраковал, чтобы вы посмотрели на работу кузницы. Мастеру не понравилась балансировка этого наконечника, что обнаружилось только после гравировки и заточки, поэтому гном отдал его мне. Прелесть, правда? Кузнецы не делают ничего стандартным, если это можно сделать красивым. Аккуратно, наконечник острый.
Я помню, я говорил, что останусь здесь на неделю, но этого времени недостаточно. Я поживу в кузнице подольше, потому что я еще не добился доверия Брикита. У этих гномов уже был опыт общения с правителями Нарнии, и не самый приятный. Я должен показать, что мы не похожи на других самыми разными способами. Поскольку местные жители уважают трудолюбие и сарказм, я прекрасно здесь устроился. Очень помогает то, что у меня темные волосы. Байя была в ужасе, когда я рассказал, что Питер блондин, – гномы не любят новшества. Думаю, брат не продержался бы здесь и десяти минут.
С любовью,
Эдмунд.
P.S. Не говори Питеру, что я такое сказал!

Я прикрыла рот рукой и посмотрела на Питера, пытаясь не засмеяться в голос над выражением его лица. Он, хмурясь, покачал головой, но не сумел побороть улыбку.
– Он в меня совсем не верит, да? – воскликнул Питер в притворном отчаянии.
– Он тебя слишком хорошо знает, – Сьюзен толкнула его локтем.
– Что не так со светлыми волосами? – спросил Питер, уклоняясь от тычков. – Как будто я могу что-то с этим поделать.
Сьюзен наклонилась вперед, широко ухмыляясь:
– Ничего, Питер, просто ты единственный блондин в Нарнии. Теперь читай ты.
Поворчав, Питер сломал печать на своем письме.
Питер,

«Намеренно провоцирует» – это явное преуменьшение, дорогой братец.
Я останусь здесь еще на неделю. Извинись за меня перед всеми, кто меня ждет. Надеюсь, Мартилу хватит пыли в замке, чтобы не скучать. Кажется, Брикит испытывает меня и мою решимость... среди прочего. Гном говорит, что он мне по-прежнему не доверяет, но кажется, – нет, я знаю, что делаю успехи. Он иногда просит моей помощи, советует или помогает. Похоже, Брикиту нравится то, что он еще не сумел от меня избавиться. Нужно воспользоваться этим преимуществом и заручиться его поддержкой. У меня получится.
Надеюсь, ткачи уехали и девочки перестали плести заговор под кодовым названием «Беспокойство о Питере, переживающем за меня». Ради Льва, не давай им повода для интриганства, ладно? Я, что, единственный в этой семье, кто беспокоится по серьезным поводам?
И я не храплю!
С любовью,
Эд.

– Вы сводите меня с ума нарочно? – вскричал Питер. Он не был зол или обижен, совсем нет, просто дразнился.
– Но ты слишком переживаешь, – ответила я, понимая, что мы несколько перегнули палку с опекой.
– Может, и так, – согласился брат. – Но вмешательство в мою работу вам мне поможет.
Сьюзен вернула мне наконечник и похлопала Питера по коленке:
– Ты прав. Мы пытались тебя чем-нибудь занять, чтобы отвлечь. Больше не будем, честное слово. Он скоро вернется, Питер.
– Я не переживаю, – защищался брат. – Не то чтобы очень. Я просто скучаю. Мы всегда были вместе. И он храпит, – пробормотал Питер себе под нос.
– Слушайся брата и не давай нам повод для новой военной кампании, – посоветовала Сьюзен, распечатывая свое письмо.
Дорогая Сьюзен,

Возвращаю тебе часть бумаги и чернил. Спасибо, что прислала их мне, я забыл о письменных принадлежностях. Здесь все гномьего размера, так что на местной бумаге я бы уместил всего несколько слов.
Похоже, все идет хорошо, но я задержусь на Синей реке. Недели не хватает, чтобы во всем разобраться. Не знаю, о чем я думал, принимая этот вызов. Работать с гномами сложнее, чем я ожидал, дипломатические усилия с моей стороны привели к тому, что я выполняю довольно странные поручения (например, чищу печь для получения кокса или учусь изготавливать проволоку). Но я готов делать все, что потребуется. Можно сказать, мне нравится изучать кузнечное дело. С другой стороны, я совершенно не рад ежедневным ранним подъемам, а местным пивом (кроме него здесь нечего пить) можно легко растворить краску с моего щита. Видимо, нужно благодарить небо, что гномы не пытаются заниматься виноделием. Вот сегодня брат Брикита думал, что сможет пожарить сосиски на открытом огне и спалил завтрак. Если уж на то пошло, то я предпочитаю кухню черных гномов готовке кентавров: местная еда тяжелая и недосоленная, но хотя бы сытная.
Гномы неприветливы, но по-своему добры. Ты обрадуешься, узнав, что матушка Брикита так же, как и ты, считает меня слишком худым и постоянно подкармливает.
Я по всем очень скучаю, но думаю, мы нужны гномам не меньше, чем они нам. Я стараюсь изо всех сил добиться успеха.
С любовью,
Эдмунд.

Сьюзен нахмурилась, перечитывая послание:
– О, он приедет домой голодным.
Я рассмеялась в ответ:
– И со страшным желанием помыться.
Питер светился гордостью, перечитывая свое письмо. Он выглядел более осведомленным, чем мы: Питер читал между строк и видел в словах Эдмунда больше изначально заложенного смысла. Питер знает Эда лучше всех нас, поэтому со знанием дела проговорил:
-У него все получится.
Если Питер не сомневается в успехе, я тоже не буду.
_________________
Keep the magic secret.

Рожденная под знаком Грифона и Льва.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Maranna
Остался в Нарнии


Зарегистрирован: Apr 04, 2009
Сообщения: 231
Откуда: Питер, город на Неве

СообщениеДобавлено: Пн Авг 31, 2009 12:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 11. Усталость

Я застонал, присаживаясь за общий стол в большом доме. Я был покрыт равномерным слоем грязи, каждая мышца болела, и я понимал, что если не залезу в горячую ванну прямо сейчас, я завтра не встану. Но единственная доступная ванна – это река, мысль о которой навевала тоску.
Последние два дня в кузнице прошли в безумном круговороте дел: с юга неожиданно прибыла партия отменной железной руды. Ее принесли три брата-великана, шедших навестить свою маму в Кэлдрон Пул. К облегчению гномов Синей реки, великаны вежливо отказались от обеда, попробовав пиво.
Мы работали от завтрака до глубокой ночи, добывая железо из руды. Это сложная работа, гораздо сложнее, чем я думал поначалу. Но само действо я практически не видел – уголь нужен был постоянно, я не останавливался ни на минуту. Во всех горнах горел огонь, Брикит удовлетворенно ворчал при виде растущего количества заготовок.
– Железа хватит на следующие три-четыре месяца работы, – прохрипел «мой» мастер, заливая жидкий металл в форму.
Количество этих болванок несказанно радовало главу кузнецов: он практически улыбался. Мастера будут лить чугун и сталь, благодаря которым они так известны, из этого сырья. Девушке-ученице, Бинье, самой младшей из трех, велели помогать мне. Времени не было не только на ссоры и перепалки, но даже на мысли о чем-то, кроме уровня угля в горне. Мы с Биньей хорошо сработались, не тратя драгоценные силы попусту.
Я оперся подбородком на руку и уставился в тарелку с едой, не в силах заставить себя поужинать. Я настолько устал, что у меня пропал аппетит. Я не чувствовал ароматы еды за запахами пота, угля и жженого металла, пропитавшими одежду. Ученики, сидевшие рядом, молча жевали. За столом народу было меньше, чем обычно, потому что дети уже спали. Я им завидовал, мечтая, чтобы кто-нибудь достаточно высокий донес меня до кровати. Удивительно: я действительно страстно желал оказаться в крохотной комнатушке в доме Бринта, а короткая, узкая и колченогая кровать стала пределом мечтаний. Либо я запредельно устал, либо слишком долго жил здесь. Одно настолько тесно связано с другим, что разделить эти причины невозможно.
– Ешь, – раздался неприветливый голос из-за плеча.
Я смог повернуть голову, чтобы взглянуть на Брикита, и вздохнул:
– Я слишком устал.
– Ешь, – повторил он, присаживаясь на скамью спиной к столу. – Ложку – в руку, еду – в рот. Даже ты должен справиться.
У меня не было сил отвечать на его выпады:
– Я не голоден, Брикит.
– Ты думаешь, я хочу объяснять королю и двум королевам, что ты умер от голода?
Я хмыкнул:
– До этого еще далеко.
– Тогда ешь, и пусть это мгновенье станет еще дальше.
Я не чувствовал вкуса тушеной оленины, но съел несколько ложек, чтобы Брикит отстал. Я настолько устал и ослаб, что ложка казалась свинцовой.
– Ты хорошо поработал последние несколько дней, задохлик, – произнес гном.
Я слабо улыбнулся (сил на большее не хватило): было приятно слышать похвалу.

* * *

– Эдмунд! Эдмунд, просыпайся! Вставай, король Эдмунд!
Я закашлялся и застонал: от усталости не смог даже отмахнуться от детей Бринта. Меня грубо трясли, кажется, целую вечность, и в итоге я сумел разлепить веки. Брэк ухмыльнулся. Ненавижу его.
– Просыпайся, король Эдмунд! Проснись же!
– М-м-м, – промычал я, сел и оттолкнул мальчишку. – С д’р’ги!
Хихикая, дети убежали с невообразимой для такой рани скоростью. Я плюхнулся обратно на кровать и сразу же уснул. Такое впечатление, что меня опять начали будить всего через несколько секунд.
– Эдмунд! Король Эдмунд, надо вставать!
На этот раз я поднялся с традиционным шипением и рыком. После многократного повторения светопредставления Байя привыкла и не сбегала.
– Завтрак на столе! – детский голосок ввинчивался в мозг. – Светает!
– Я встал, – огрызнулся я. – Все, уходи!
Но я соврал. Как только Байя вышла, я опять уснул. Сегодня я встану, только если бросить меня в реку. Помоги Аслан тому гному, кто попытается осуществить этот план.

* * *

– Он ведь не заболел?
Голос раздавался сквозь пелену, но даже так было слышно беспокойство Брикита. Я не понимал, гости находятся в комнате или на пороге, и, честно говоря, мне было все равно, лишь бы они не начали меня поднимать. Я не спал, но и не бодрствовал, пребывал между этими двумя состояниями, надеясь, что не придется вскоре покинуть столь гостеприимное место.
– Нет, – успокоила бабушка. – Он очень устал. Оставь Эдмунда в покое, пусть выспится. Ты доводишь его до изнеможения, глава кузнецов.
– Я?! – задохнулся Брикит.
– Да, – кивнула бабушка. Даже в полудреме я прекрасно представлял себе, как она хмурится. Отлились кошке мышкины слезки. – Он, может, и король, и помощник в кузнице, но ты забыл, что он всего лишь ребенок. Он одного возраста с сыном Барлона, и мне не нравится, что ты так загоняешь мальчика.
Я отчетливо слышал крайнее удивление в голосе Брикита:
– Что?..
– Ты дурак. Его рост ввел тебя в заблуждение. А он ребенок! Ребенок, исполняющий обязанности взрослого, а ты даешь мальчику непосильные для его возраста задания и всем своим видом показываешь, что он обязан все выполнить. Верховный король Нарнии доверил тебе жизнь и здоровье своего единственного брата, Брикит, дал тебе возможность пообщаться с одним из них. От этого наши кузены искрятся от ревности, а красные гномы позеленели от зависти. Не будь болваном и не отказывайся от предложения своих королей. Эти монархи – не она.
Услышав такую убедительную и положительную характеристику, я провалился в глубокий сон без сновидений.

* * *

Я уже проснулся, когда открылась дверь, и в комнату заглянула Байя. Я улыбнулся:
– Входи.
Она с радостью просеменила внутрь и встала рядом с кроватью, сцепив руки за спиной.
– Мама просила тебя разбудить и спросить, не хочешь ли ты есть. Ужин почти готов. Ты голоден?
– Очень. – Я с трудом сел, схватился за голову и закашлялся. Я все еще чувствовал себя вялым и знал, что буду крепко спать ночью, несмотря на день, проведенный в постели. Если я сейчас же не потянусь, то не смогу стоять на ногах.
– Бабушка принесла тебе еще одеял. Ты болел? – спросила Байя, передавая мне гребень. – Я болела прошлой зимой: у меня был жар, и меня тошнило. Мерзость.
Ее прямота умилила меня.
– Нет, я не болел. Я просто слишком устал, чтобы вставать.
Она глубокомысленно кивнула:
– Думаю, ты напугал дядю Брикита.
– Правда? – удивился я, расчесывая волосы. – Отлично.

* * *

Бабушка ущипнула меня за щеку, когда я поблагодарил ее за еду. Мне показалось, что гномы сегодня необычайно веселы, хотя особой разницы с их обычным состоянием не было: черные гномы считают бурные празднества бессмысленной тратой времени. Один из кузнецов, самый молодой, начал декламировать стихотворение, как мне сначала показалось. В словах гнома присутствовал приятный для слуха ритм. Послушав немного, я понял, что почти каждое слово начинается на «Б»: он рассказывал детям генеалогическое древо их рода. Молодежь внимательно слушала, взрослые замерли в ожидании ошибки чтеца. Я некоторое время следил за словами, но вскоре решил, что не слышал ничего более нудного за все пребывание в Нарнии. Я опять занялся ужином, а низкий голос рассказчика воспринимал как фоновый шум.
– Лучше себя чувствуешь?
Я моргнул. Глава кузнецов и его брат сели по обе стороны от меня и внимательно разглядывали, словно я сейчас рассыплюсь.
– Значительно лучше, – ответил я, потягивая пиво и одновременно старясь не кривиться. – Спасибо.
– Это прибыло днем с королевским курьером, – Брикит передал мне несколько депеш. – Их прислал твой брат. Последнюю привезли около часа назад, но гонец не мог ждать. А матушка не хотела тебя будить.
– Она бы и не смогла, – пробормотал я, внезапно забеспокоившись. Восковые печати были черные, а не обычные красные, значит, сообщение срочное. Я схватил одно из писем, узнав львиную печать Питера, сломал ее и развернул бумагу. Послание было коротким, всего несколько строк, я отложил его и принялся за следующее. Я видел, что братья внимательно следят за мной, пока я изучал депеши. Никакого порядка в посланиях не было, но содержание оказалось сходным. Последним я распечатал сообщение, прибывшее час назад.
– Ну дела.
_________________
Keep the magic secret.

Рожденная под знаком Грифона и Льва.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Maranna
Остался в Нарнии


Зарегистрирован: Apr 04, 2009
Сообщения: 231
Откуда: Питер, город на Неве

СообщениеДобавлено: Пн Авг 31, 2009 12:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 12. Король Нэнси

Брикит окинул меня взглядом:
– В замке случился переполох, потому что тебя нет, чтобы взбодрить всех утром?
– Нет, – сосредоточившись на депешах, я проигнорировал его легкомысленный тон. – Не в Кэр Паравеле, гораздо ближе.
– А он забеспокоился, – Бринт глубокомысленно кивнул.
Я ткнул его по ребрам:
– Вот, прочти, если сумеешь.
Эд,
Это определенно оборотень, и он направляется на юг вдоль Великой реки. Последний раз его видели на восточной берегу, недалеко от Беруны. Ореус отправил туда отряд под командованием Келера. Они выяснят, оборотень – часть армии Колдуньи или покусанный бедняга. Учитывая то, что он избегает контактов, первое кажется более вероятным. К счастью, мы не получали сообщения о пострадавших. Я знаю, ты далеко от Беруны, но, пожалуйста, будь начеку и не выезжай на восток, пока я не дам отмашку. Большинство нарнийцев иммунны к укусам оборотней, но мы – нет.
Будь осторожен!
С любовью,
Питер.

Я смотрел, как Брикит и Бринт читают последнее (и самое развернутое) послание Питера. Бринт шевелили губами, пытаясь разобрать слова, и, кажется, прошла вечность, прежде чем они закончили. Я точно знал: они не могут сказать, что ничего не поняли. Почерк у Питера всем на зависть, и всяко лучше закорючек Брикита. По правде говоря, брат пишет даже красивее Сьюзен.
– А остальные? – Брикит махнул рукой в сторону других писем.
– Там то же самое.
Глава кузнецов нахмурился, глядя на гору бумаги (которая, скорее всего, была больше того, что он использовал за год) и вопросительно посмотрел на меня:
– Твой брат всегда такой нервный?
– Что? – я уставился на него и прошипел: – Нервный? Великий Лев, на свободе разгуливает оборотень!
Он закатил глаза:
– Оборотень далеко на юге, на другом берегу Великой реки. Нам не о чем беспокоиться, задохлик.
– Угу, – согласился Бринт. – Похоже, это твой брат беспокоится за всех нас.
– Последний раз вервольфа видели не так далеко отсюда! – я пытался донести до гномов свою мысль. – Питер не знает точно!
– Ему понадобилось четыре письма, чтобы сформулировать эту мысль?
Теперь глаза закатил я:
– Брикит, ты меня не слышишь! – Кажется, он это делает намеренно.
– Ты уверен, что он без тебя справится?
Такой уверенности не было, но гномам об этом знать не обязательно.
– Питер гораздо способней меня! А теперь послушай голос разума!
Брикит покачал головой:
– Гораздо способней, говоришь? Значит, не особо.
Вздохнув с притворным сочувствием, Брикит переглянулся с братом и продолжил меня дразнить:
– Он точно король Питер? Ты уверен?
– Что? – я опешил.
– Он очень нервный для короля, правда, братец?
– Как будто вам есть с кем сравнивать, кроме меня! – я отчаянно защищался, совершенно забыв об исходных нападках на брата.
Бринт пожал плечами:
– Работаем с тем, что есть.
– Четыре письма за день? Пять за неделю? – насмехался Брикит. – Ты уверен, что у тебя в семье не три сестры, задохлик?
– Совершенно уверен! – я был в ярости, но старался не повышать голос. – Как вы смеете...
– Ну, они исполнили пророчество, – признал Бринт тоном, который мне совсем не нравился. – Нигде не сказано, что сыновья Адама не могут кудахтать, падать в обморок и волноваться.
– Он не... Все, хватит! Эффект был бы сильней, если бы эти слова произнес не гном в фартуке!
– Король превращается в маленькую нервную Нэнни, когда Неда нет дома, – продолжил Брикит с интонациями мелкого хулигана. – Говоришь, его зовут Нэнси?
Я посмотрел на Брикита так же, как на упыря у Каменного стола в день, когда стал рыцарем. Я тогда убил его, мы с Питером уничтожили многих из свиты Колдуньи, включая гномов. Усилием воли я пытался сохранить душевное равновесие.
– Нет, – отрезал я. – Я хочу сказать две вещи, добрые гномы, прежде чем поддамся искушению проучить вас. Во-первых, вы должны немедленно прекратить высмеивать своих королей. Если мой брат нервничает, у него есть на то причины!
– О, да. – Они согласились слишком легко.
– Во-вторых, – прошипел я. – Меня зовут Эдмунд!
Они улыбались в бороды. Тут я понял, что гномы смеялись надо мной и сильно покраснел. Братья все продумали с самого начала, а я попался в их ловушку. Черт!
– Король Задохлик, – рассмеялся Брикит. – Странное имя, но тебе подходит. А твой брат предпочитает, чтобы его звали король Нэнси или королева Питер?
Я уставился на стол, прикидывая, насколько большой урон я могу нанести такой маленькой вилкой. Не слишком подходящее оружие. Я сделал глубокий вдох и сцепил зубы.
– Брикит?
– Да?
Стараясь говорить тихо и ровно, я плюнул на дипломатию и негромко пообещал:
– Ты скоро умрешь.
Он расхохотался и ухнул кулаком по столу. Кажется, я первый раз слышал его смех или видел, что он радуется за пределами кузницы. Было приятно это лицезреть (несмотря на насмешки насчет меня и брата) и опровергнуть утверждение, что гномы не знают, как смеяться. Я размышлял, насколько это редкое для Брикита явление, потому что все соседи бросали на нас полные одобрения и умиления взгляды.
– Конечно, – согласился он. – Но не сегодня, задохлик!
Я сердито посмотрел на него:
– Я бы на твоем месте не был так уверен.
Братья засмеялись пуще прежнего, и Брикит достал из кармана пятую депешу. Он бросил ее на стол передо мной со словами:
– Это пришло с первым посланием, из-за него мы не стали тебя будить.
Схватив депешу, я узнал почерк Питера.
Сэр,
Позвольте предупредить Вас о потенциально опасной ситуации, возникшей в районе Великой реки, между ее рукавами, и южной границей страны в районе горы Пир. Одного из сторонников Колдуньи, (предположительно, оборотня) видели на восточном берегу, он двигался к Беруне. Я прошу Вас принять все возможные меры предосторожности для обеспечения безопасности Ваших людей и моего брата и отказаться от поездок в том направлении, пока солдаты, посланные в Беруну, не подтвердят, что все под контролем. Я рассылаю это предупреждение во все поселки региона и буду передавать новости через короля Эдмунда.
Благодарю за гостеприимство в отношении моего брата.
Питер, Верховный король Нарнии.

– Думаю, теперь мы не можем тебя выгнать, – выдохнул Брикит, утирая слезы, когда я дочитал.
Они с самого начала все знали. Они были в курсе и негуманно воспользовались ситуацией. Я не знал, вспылить мне или повеселиться, поэтому я злобно глянул на главу кузнецов:
– Я тебя ненавижу.

* * *

– Они не хотели обидеть или унизить тебя.
Я обернулся и увидел жену Бринта в нескольких шагах от меня. Я вышел из большого дома, чтобы глотнуть свежего воздуха и остудить гнев, она последовала за мной через несколько минут. Ее беспокоила моя реакция на шуточки Брикита и Бринта.
– Я знаю, леди Блай, – ответил я. – Брат и сестры тоже дразнят меня, а я – их.
– Я не слышала, чтобы муж и его брат от души смеялись с тех пор, как их младший брат ушел в Зиму, – продолжила она. Они так с тобой обращаются, потому что гордятся тобой.
Я вспомнил бесконечные оплеухи и затрещины, полученные от моих учителей-кентавров, в качестве похвалы за успехи. Расположение гномов хотя бы не идет в комплекте с синяками. Пока что.
– Они мной гордятся? – я не удержался и переспросил.
Леди Блай улыбнулась – черты ее лица смягчились:
– Больше, чем ты думаешь.
_________________
Keep the magic secret.

Рожденная под знаком Грифона и Льва.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Maranna
Остался в Нарнии


Зарегистрирован: Apr 04, 2009
Сообщения: 231
Откуда: Питер, город на Неве

СообщениеДобавлено: Пн Авг 31, 2009 12:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 13. Литхин

Дорогой Эдмунд,
Мне очень жаль, что я опять тебя отвлекаю, но боюсь, дело требует немедленного вмешательства. Я надеюсь, ты меня простишь, но ты находишься ближе всех к проблеме.
Вчера пришло сообщение от бобров, что в Литине семьи сатиров, которые поддерживали Колдунью, подвергаются гонениям со стороны некоторых соседей – угрозы, отказ торговать самым необходимым, нежелание учить их детей. Согласно словам бобрихи эти семьи не имеют отношения к поведению Литина в целом, и они в отчаянном положении. Ты можешь потратить день, чтобы съездить туда с нашими солдатами и встретиться с этими семьями? Нужна небольшая демонстрация силы и королевской доброй воли в регионе. Сьюзен поедет туда же через два дня, не раньше отъезда леди Матурин из Теребинтии, потому что эта дама очень трепетно относится к протоколу. У нее совсем нет чувства юмора, и она может расценить отъезд королевы как оскорбление.
В последнем донесении Келер сообщает, что не нашел следов оборотня. Зверь будто сквозь землю провалился, и признаю, это меня беспокоит. Пожалуйста, будь осторожен, Эд. Сьюзен будет путешествовать с большим эскортом через Мачтовый лес, а не через Танцевальную поляну. Я попросил короля Луна предупредить войска на северной границе Орландии, но сомневаюсь, что оборотень покинет пределы Нарнии.
Если ты не сможешь вырваться, я все пойму, а лейтенант Сильвервинг поедет вперед и обеспечит безопасность сатиров Литина до прибытия Сьюзен. Если у тебя получится, передай мою благодарность главе кузнецов за помощь.
С любовью,
Питер.

Я вздохнул, сложил письмо и глянул на огромного молчаливого лебедя передо мной. Лейтенант Флинлил Сильвервинг командовал небольшим отрядом, расположившимся на берегу реки. К моей радости, Филипп был с ними и сейчас стоял неподалеку. Лейтенант окинул меня взглядом, нетерпеливо перебирая ногами. Рядом со мной стоял Брикит, сложив руки на груди. Гном молча кипел от злости, переживая вмешательство Верховного короля в жизнь кузницы. Я был уверен, он считает Питера нахалом за то, что брат прислал мои доспехи, аккуратно притороченные к седлу Филиппа.
– Ему больше нечем заняться, кроме плетения веночков и сочинения писем тебе?
– Почти. Он всего лишь занимается всеми делами королевства.
– Ну? Что теперь Нэнси не может сделать без тебя?
– Не называй его так. Он твой Верховный король так же, как и мой. Я должен ехать в Литин, вернусь в течение дня.
– Куда?
– В Литин.
– Говори правильно, задохлик, или молчи. Лит-хин.
Сильвервинг, умеющий говорить, но редко пользующийся этим навыком, зашипел в ответ на фамильярность Брикита. Я уже привык к манерам гнома и просто кивнул, исправляя произношение:
– Литхин. Спасибо.
Брикит гневно уставился на меня:
– Сначала ты навязываешь нам свою компанию, ешь за наш счет, пытаешься добиться нашего сотрудничества, а теперь наш поселок – просто перевалочная база, откуда ты разъезжаешь по окрестностям и хвастаешься нарядами.
– Я не имею права забывать о королевских обязанностях. – Я передал гному письмо. – Невинных женщин и детей запугивают и перекладывают на них ответственность за действия их сородичей. Ты хочешь, чтобы я молча сидел и смотрел?
Когда он дочитал послание Питера, гнев Брикита переключился с нежданного явления солдат на ситуацию в целом. Я подозревал, что он сам сталкивался с такими обвинениями. Возможно, до сих пор защищается.
Гном сердито глянул на меня, возвращая бумагу:
– Ты вернешься?
– Да. – У меня появилась идея. – Почему бы тебе не съездить со мной?
– Что?
Судя по выражению его лица, Брикит не ожидал такого предложения. Люблю удивлять.
– В качестве проводника. Я не так ориентируюсь в этой части Нарнии, как хотелось бы. Мне нужен твой опыт. И возможно, потребуется свидетель.
– Пусть твой конь свидетельствует!
– Он не мой, это я его мальчик. И вообще, ты уже назначен.
– Я согласился только поставить две подписи!
– А я не указал срок назначения.
– Ты говорил про полчаса!
– Мы управились быстрее, так что ты мне должен как минимум пять минут.
Гном топнул ногой:
– Я никуда не поеду!
– Почему?
– Я глава кузнецов!
– Тогда проверь, как ты выучил своих кузнецов, и оставь их одних на денек. Там женщины и дети, Брикит, и их притесняют. Если ты откажешься, я все равно поеду и хотел бы потом вернуться сюда.
Когда он промолчал в ответ, я кивнул и отвязал сумку от седла Филиппа.
– Сейчас вернусь.
К счастью, ножные латы прикрывали пятна на сапогах. Развернув вышитый бисером плащ, я обнаружил корону. Был еще один небольшой сверток, который позвякивал. Внутри оказались деньги: горсть золотых львов и серебряных деревьев. Я с интересом их разглядывал, потому что, как бы странно это ни звучало, будучи монархами Нарнии, мы редко сталкивались с реальными деньгами: нас обеспечивали всем. Дальновидность и основательность Питера вызвали улыбку, хотя я знал, что Брикит не сможет смолчать при виде отличных доспехов и короны. Я быстро переоделся. Это было не просто (мне обычно помогал брат), но я справился. Я сменил ножны Шафельма: переложил его из обычных кожаных в богато украшенные, под цвет доспехов. Привычный вес меча на бедре придавал уверенности. Я сунул кошель в седельную сумку. Надев корону, обнаружил, что скучал по символам власти и своему статусу.
Проходя по поселку, я почти физически ощущал себя в центре всеобщего внимания. Алый и золотой на моем плаще и блестящая кольчуга сверкали в лучах солнца, пробивавшегося сквозь тучи.
Я привык к тому, что меня разглядывают, но в таком окружении чувствовал себя неуютно. Брикит, Флинлил и Филипп ждали более-менее терпеливо, гном хмыкнул, с чувством профессиональной зависти оценивая мои доспехи. Они были прекрасно сработаны, он это видел, но не собирался признавать.
Я уже сунул ногу в стремя, когда услышал Брикита:
– Прекрасно! Садись на коня, задохлик, и оставь мне место.
Я с сомнением зыркнул на него. Гном надулся и ткнул в меня пальцем:
– Ты сам меня пригласил!
Усмехаясь, я отвернулся и поймал полный изумления взгляд Филиппа. Я сел в седло, Брикит встал на перевернутую корзину. Взяв его за руку, я помог ему забраться на круп Филиппа. Гном бормотал и ерзал, пока не устроился со всем возможным комфортом, и вцепился в мой пояс, когда конь сделал первый шаг.
– Не урони его, Филипп! – произнес я, отпуска поводья.
– Как можно, – ответил мой друг, плавно ускоряясь. Флинлил взлетел и махнул солдатам, чтобы следовали за ним.
– Вверх по течению до Ондро, потом на запад, – прокряхтел Брикит. – И притормози, ты, пони, я же сейчас рассыплюсь!
Филипп рассмеялся.

Продолжение выложу завтра.
_________________
Keep the magic secret.

Рожденная под знаком Грифона и Льва.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Maranna
Остался в Нарнии


Зарегистрирован: Apr 04, 2009
Сообщения: 231
Откуда: Питер, город на Неве

СообщениеДобавлено: Пн Авг 31, 2009 11:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 14. Предатели

Признаю, было трудно не рисоваться перед Брикитом. Но меня окружали солдаты, а это значило, что любой бессмысленный и ненужный приказ раньше или позже дойдет до ушей Ореуса. И я прочувствую его легкое недовольство в виде подзатыльника, не имеющего ничего общего с учительской гордостью, а связанного исключительно с бесцельной тратой времени и ресурсов. Кроме того, были и другие способы показать себя.
Гном мертвой хваткой держался за мой пояс и через некоторое время даже перестал жаловаться на тряску. Привыкнув к движениям коня и всадника, он пустился в пристрастные рассуждения о моей короне и доспехах.
– На твоей деревянной голове не серебро, – заявил он.
– Да? – Я оглянулся через плечо. Брикит раскраснелся. – А я-то все удивлялся, почему она не тускнеет.
– Это соединение золота и серебра. Ценится дороже чистого золота и драгоценностей, потому что встречается очень редко. Называется электрум. Его добывают восточнее Беруны, на копях под башней Кулроса.
– Я такой металл не видел.
– Я тоже, только знаю, где жулики с Востока добывают свое драгоценное сырье.
Я усмехнулся такому ответу, а Брикит начал объяснять, как можно было улучшить мою кольчугу. Список оказался коротким и полным всяческих обид, что доказывало: гномы, выковавшие эту броню (по прямому приказу Аслана), прекрасно поработали.
– Ой! Ты, пони! Перестань скакать по всем кочкам и ямам на дороге! – рявкнул Брикит и хлопнул Филиппа по крупу. – Я все видел! Ты специально!
Пока мы двигались вдоль Синей реки к Литхину, слышали приветствия: дриады и нимфы, говорящие животные и птицы пели нам, а солдаты отвечали по мере сил. Брикит игнорировал слова, обращенные к нему, и старательно дулся. Из реки появились наяды: они игриво брызгали водой на солдат и настолько беззастенчиво флиртовали, что лейтенант Сильвервинг зашипел и опустился на воду, чтобы всех отчитать. Я рассмеялся, понимая, он не сможет повлиять ни на тех, ни на других, и охрипнет в придачу.
Лебедь догнал нас через несколько минут. Он был рассержен и взъерошен и по степени угрюмости вполне мог соревноваться с Брикитом. Стало ясно, что лейтенант не справился с наядами. Я махнул ему рукой, подзывая, и произнес:
– Мы почти на месте. Ты знаешь, где именно живут эти семьи?
Флинлил глянул на лучников: вперед выступил фавн.
– Я знаю эти места, Ваше Величество, и могу довести вас.
– Хорошо, только пойдем по длинной дороге, – решил я. – Брат просил устроить демонстрацию силы и доброй воли. Мы спросим об этих семьях. Пусть молва идет. – Я повернулся к Брикиту: – Пешком или верхом?
– Пешком, задохлик. Аслан создал гномов не для того, чтобы надолго разлучать их с землей.
Мы спешились. Брикит держался рядом и ворчал на Филиппа. Коню понравилось выводить из себя нежданного седока: он долго обнюхивал Брикита и в целом вел себя так невыносимо, как только животные умеют. На мой взгляд, это было увлекательное зрелище. Я спрашивал почти каждого встречного, где живут местные сатиры. Многие удивлялись вопросу, или тушевались, или стыдились, но указывали на северо-восток, в пещеры. Я вежливо улыбался и благодарил каждого – местные чувствовали себя виноватыми, хотя я никого ни в чем не упрекал. Эти нарнийцы сами знали свои пригрешения.
Один пожилой фавн, очевидно лидер недовольных, усмехнулся нам:
– Я знаю, зачем вы здесь, – начал он, топнув ногой и указав на меня пальцем. – Ты думаешь, мы их примем! Простим! Они дети предателей и заслуживают все, что получили!
Я замер и побледнел, сердце пропустило удар. Повернувшись лицом к фавну, я вспомнил Питера и спокойствие, с которым он справлялся с таким невежеством и упрямством. Я видел брата в таких ситуациях много раз и сейчас решил взять с него пример.
«Не кипятись, – в голове всплыли советы Питера. – Защищайся, но не становись агрессивным, Эд».
Я глубоко вздохнул с самым нейтральным выражением на лице, но заговорил так, чтобы мой голос слышал каждый:
– Именно так ты будешь обращаться к моим сыновьям?
Пожилой фавн распахнул глаза, осознав, что он сказал и кому. Я спиной чувствовал негодование Филиппа, понимал, что многие солдаты настроены враждебно к фавну. Сильвервинг угрожающе зашипел, Брикит прищурился, скрестив руки на груди. Напряжение становилось невыносимым.
– Прошу прощения, Ваше Величество, – выдавил из себя фавн, опуская глаза. Он склонил голову, сгорая со стыда.
Я мысленно поблагодарил Питера и процитировал его напрямую:
– Вы должны просить прощения не у меня, сэр.
Брат бы мной гордился.

* * *

После встречи с фавном настроение у меня ухудшилось. Таких столкновений становилось с каждым днем все меньше, но они вытягивали из меня все силы. Пример Питера показал, что правда, сказанная прямо, приводит к стыду обвинителей за свое поведение, что и произошло в данном случае. Повторяемость эксперимента снизила остроту переживаний. Мы оставили пожилого фавна позади, и я остановился, чтобы успокоится. Я заставил себя дышать синхронно с конем, чтобы вернуть душевное равновесие. Я перебирал пальцами гриву коня, реализуя почти бессознательное желание прикоснуться к дорогому существу. Я удивился сам себе: еще год назад я бы не проявил чувства так открыто. Умение показать свою приязнь стоит тысячи столкновений с такими, как пожилой фавн, а преданность и вера Питера в меня помогает со всем справится.
– Полегчало? – Филипп ткнулся в меня носом.
– Угу, – я попытался улыбнуться.
По дороге к пещерам Брикит был необычайно молчалив, но я понимал, что он внимательно за мной следит, оценивает, сравнивает мое поведение здесь, в моей вотчине, и в кузнице.
Сатиров было всего пять семей. Пещеры, где они жили, были довольно уютно обставлены, почти так же, как у мистера Тумнуса. Я не удивился, увидев, что жены и дочери сатиров Литхина – нимфы, а сыновья – тоже сатиры. Сыновья нимф всегда похожи на своих отцов, а дочери – копии матерей, именно поэтому не бывает сатиров и фавнов женского пола и мужчин-нимф. Жены Литхина вышли поприветствовать нас: они оказались необычайно печальными для нимф. Они сделали книксен и замерли от любопытства, нервозности и страха.
– Добрый день, сударыни, – начал я. – Надеюсь, я не отрываю вас от важных дел.
– Ничуть, Ваше Величество, – ответила одна, уставшая девушка со светло-синими волосами и кожей. Ее одежда была поношенной, и, кажется, бедняжка недоедала. – Зачем вы здесь?
– Потому что вам нужна помощь.
Она расплакалась.

* * *

Мы провели с нимфами несколько часов, встретившись с их семьями и выслушав их. Я послал солдат набрать дров, дал фавну-лучнику горсть серебряных деревьев на покупку продуктов, раздал золотых львов женщинам. Оказалось, не все соседи настроены так же враждебно, как пожилой фавн, но ненавистников было достаточно, чтобы осложнить жизнь этих семей.
– Моя сестра Сьюзен прибудет сюда через три-четыре дня, – пообещал я. – Она разберется с проблемами обучения и удостоверится, что вас никто не тревожит.
– Мы не разделяли взгляды наших мужей, – сказала одна нимфа, когда мы пили чай в ее доме. – Мы не считали Белую колдунью своей королевой, но они все равно оставались нашими мужьями и обеспечивали нас.
– Мы сделаем все возможное, чтобы помочь.
Она улыбнулась и посмотрела на улицу через открытую дверь. На краю полянки перед пещерой собрались некоторые жители Литхина. Кто-то смотрел на сатиров с удивлением, кто-то – с раскаянием, а кто-то нес корзины и свертки.
– Вы уже много сделали, сир.

* * *

Мы вернулись в кузницу до заката. На обратном пути Брикит был молчалив, видимо, думал о произошедшем так же, как и я. Несколько детей встречали нас на краю поселка, чтобы поприветствовать нас и поглазеть на необычных солдат в отряде, поскольку лебеди, зебры и львы обычно предпочитают открытые пространства. Думаю, говорящим животным было не менее любопытно: мало кто видит детей гномов, потому что они не выезжают за пределы родных поселений пока не вырастут.
– Вы двинетесь домой прямо сейчас? – Спросил я Флинлила, помогая Брикииту спуститься на землю. Глава кузнецов кряхтели разминал затекшие ноги, жалуясь на все и вся. Филипп ткнулся носом ему в шею – гном от неожиданности выругался.
Сильвервинг кивнул мне и уперся взглядом в землю, пока мы выслушивали синонимичный ряд к слову «конь», характеризовавший скакуна.
– Хорошо. Будьте осторожны. Подождите минуту, я сейчас сниму доспехи и передам их Филиппу. Предоставьте полный отчет Верховному королю и королевам. Они захотят знать все до мелочей. – Все о поездке в Литхин и о моем состоянии, я уверен.
– Ты не поедешь с нами? – спросил Филипп, оставив в покое главу кузнецов.
Я ухмыльнулся, увидев, что Брикит замер, прислушиваясь, но делая вид, что совсем не наушничает:
– Нет, я еще не закончил.
Тогда черный гном застонал и начал проклинать злую судьбу, не позволяющую отделаться от меня, но я знал: он доволен.

--------
прим. пер.: обратите внимание на имя автора Smile
_________________
Keep the magic secret.

Рожденная под знаком Грифона и Льва.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Maranna
Остался в Нарнии


Зарегистрирован: Apr 04, 2009
Сообщения: 231
Откуда: Питер, город на Неве

СообщениеДобавлено: Пн Авг 31, 2009 11:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 15. Папоротник

Отношение обитателей кузницы ко мне заметно изменилось после поездки в Литхин. Возможно, на них повлиял вид доспехов и короны как материального напоминания, что за мальчик живет в поселке. А может, сказался отчет Брикита о том, что я сделал в отношении сатиров Литхина, или краткий, но острый конфликт с пожилым фавном и солдаты, стремившиеся меня защитить – мне было все равно. Объем работ снизился настолько, что я вечером перестал падать замертво на кровать и смог больше общаться с гномами.
Они оказались народцем со странностями, но свое мастерство оттачивали до совершенства. За ними было очень интересно наблюдать. Однажды мастер позволил мне попробовать несколько видов работ, любезно отдав мне на растерзание дюжину разных видов наконечников и усадив за точильный круг, чтобы я смог понять, как многочисленные сплавы реагируют на камень. Он очень веселился, когда я сточил заготовки до огрызков, но к концу я уже различал сталь и несколько видов соединений.
Местные говорящие животные начали заходить в кузницу, чтобы посмотреть на меня и иногда вручить подарки (к вящему раздражению Брикита и Бринта). Вскоре у меня появилась довольно большая коллекция чаев, варенья и лесных орехов (любовь к последним стала появляться после общения с говорящими белками, жившими к востоку от Каменного стола), которая перешла к бабушке. Брикит, может, и жаловался на вмешательство в работу, но пироги с фруктовыми начинками хомячил исправно. Я пытался предупредить говорящих животных, живших по соседству, об оборотне, но, как и гномы, они считали, что расстояние означает безопасность, и не принимали угрозу всерьез.
Брикит и Бринт обнаружил, что упоминания Питера в разговорах – моя слабость, поэтому редко упускали возможность назвать его «Нэнси». Поскольку я был рядом, а Питер – далеко, братья сделали вывод, что Верховный король больше беспокоится о цветах в саду и прочей ерунде, чем действительно управляет целым королевством. Гномы не имели ни малейшего представления о том, насколько яростным может быть Питер, или о моем поведении в Беруне, или степени его заботы и преданности. Братья отказывались прислушиваться к доводам рассудка, а я – к оскорблениям.
Поскольку глава кузнецов и его родич, кажется, вообще были не способны запоминать имена, я принялся поправлять их ударом локтя по ребрам. Услышав ненавистное имя, я старался подойти поближе и освежить их память. Однажды я дал Бринту подзатыльник – он воскликнул:
– Я ничего такого не сказал!
– Нет, – я улыбнулся. – Но подумал.
Он не смог ничего возразить и пошел прочь, бормоча что-то себе под нос.
Опять наступило воскресенье. За завтраком я получил депешу от Питера, доставленную величественным белым орлом. Его прибытие вызвало очередную волну шуточек. Я уже порядком устал от этих выходок, но когда Брикит и Бринт опять сели по обе стороны от меня, они пристроились так, чтобы я не мог до них дотянуться.
– Что сегодня стряслось у короля Нэнси?
– Его зовут Питер, и дозоры потеряли след оборотня, – ответил я. – Капитан Келер считает, что он запутывает след.
– Зверь уже в Архенланде, задохлик, – убеждал Бринт.
– Ты с ним общался что ли, что все знаешь? – угрюмо ответил я. – Мои учителя говорили, немногие волшебные животные переходят границу Нарнии.
– Учитель чего? Танцев?
– Знаешь, ты не настолько остроумен, как тебе кажется, Брикит.
– Достаточно талантлив для тебя, задо-ой!
Внезапно Брикит вскрикнул и поморщился, когда мать ударила его по голове металлическим подносом, который несла. Бринту тоже досталось. Следующий удар пришелся на мою голову – я инстинктивно пригнулся и скривился, потирая будущий синяк. Мы повернулись к бабушке. Она бросила на нас столь сердитый взгляд, подобный которому я видел только у Ореуса во время уроков.
– Ведите себя прилично! Здесь есть дети более зрелые, чем вы, – проворчала она. – Вы не настолько малы, чтобы все время ссориться, и не настолько стары, чтобы я не могла вас отшлепать. А еще называете себя главой кузницы, мастером и рыцарем? Немедленно прекратите обзываться!
Бабушка удалилась. Мы не смели пошевелиться или заговорить, пока она не отошла достаточно далеко.
– Ты рыцарь? – удивился Бринт.
Я кивнул.
– Она его шлепнула, – недоверчиво прошептал Брикит. Через мгновенье оба гнома смотрели на меня словно первый раз увидели.
– Угу, – согласился брат удивленно.
– Ты ей нравишься, – Бринт был в шоке.
– Надеюсь, не слишком, – проворчал я.
Снова оказавшись на попечении бабушки, я по-прежнему считал, что с ней работать приятнее, чем с ее сыновьями. После того, как я помыл посуду, бабушка позвала Брэка и Байю, дала каждому из нас корзинку и велела идти в лес собирать папоротник, а точнее страусник, к обеду. Байя была назначена главой экспедиции, потому что она единственная уже выполняла такое задание с бабушкой несколько дней назад. Девочка очень радовалась, что мы будем ей подчиняться, и помчалась в лес со всей возможной скоростью. Нам с Брэком пришлось пробежаться, чтобы ее догнать.
Дети шли на север, к заболоченной местности около Синей реки. Здесь река разделялась на несколько рукавов, формируя цепь островов и болото, сливаясь чуть ниже по течению. За сотни лет преющая листва и еловые иголки сделали почву рыхлой и влажной, а мох и лишайник разрослись буйным цветом по берегам. Листья еще толком не проклюнулись, а дриады не проснулись (я был этому несказанно рад), поэтому солнечный свет пробивался сквозь сплетенные ветви. В это время года дни становились длиннее и теплее, но по ночам было по-прежнему холодно. Отсутствие насекомых сильно облегчало нам путь сквозь подлесок, через месяц здесь будет гораздо неприятнее.
Байя и Брэк быстро нашли страусник на болотистом берегу, и мы начали собирать побеги. Они пахли свежестью, как трава, и красили руки в зеленый. Отдельным развлечением были попытки не промокнуть до нитки; земля была настолько влажной, что мои сапоги быстро начали хлюпать. Я не обращал внимания на воду и холод, наслаждаясь возможностью заняться чем-то новым в компании детей.
Я услышал отдаленный хриплый вскрик и увидел на противоположном берегу крякву, сидевшую в своем гнезде на небольшой хорошо укрытой кочке. Она почти сливалась с окружающим миром. Я улыбнулся в ответ на кряканье, которое было в равной степени приветствием и предупреждением:
– Доброе утро, кузина. Да благословит тебя Аслан!
Она взмахнула хвостом и склонила голову, стараясь меня разглядеть:
– Доброе утро. Ты очень высок для черного гнома.
Я услышал смешок Брэка за спиной.
– Я не гном. Я мальчик.
– Мальчик! – воскликнула утка. – Тогда ты сын Адама и наш король!
– Один из королей, сударыня. Я Эдмунд.
– Ваше Величество, – она склонила голову. – Белки из липовой рощи говорили, что в кузне гостит король… Я бы встала, сир, как того требует вежливость, но в гнезде яйца. Скоро у вас будет еще дюжина подданных.
– Я очень рад встрече. Поздравляю с прибавлением в семействе.
– Приятно снова гнездиться на свежем воздухе. Наконец-то весна!
– Первая из многих, – улыбнулся я в ответ на ее радость по поводу возвращения смены времен года.
– Вы собираете папоротник! В прошлый раз весна была такой короткой, что у гномов совсем не было времени запастись побегами до прихода лета. – Она махнула крылом. – Вон там заросли страусника. Вы сможете быстро наполнить свои корзины, не надо будет далеко идти.
Я тепло поблагодарил крякву.
– Байя! Брэк! Идите сюда!
Дети догнали меня, познакомились с уткой, потом мы пошли дальше и вскоре обнаружили те самые заросли. Папоротника было много, брат с сестрой с радостными воплями принялись обрывать молодые побеги. Какое-то время я работал рядом с ними, но вскоре отошел чуть выше по течению, чтобы мы не оборвали все на одном месте. Я поставил корзину, наклонился, чтобы сорвать несколько побегов, и кое-что привлекло мое внимание. Я раздвинул кусты, чтобы лучше разглядеть землю.
По телу пробежали мурашки, когда я понял, что передо мной.
Отпечаток лапы. Огромный. Не совсем волчий, но и не человеческий. Точно как и существо, оставившее этот след. Оно обладало чертами и животного, и человека. У людей не бывает таких длинных когтей, у волков – пяток. След был свежий – вода его еще не заполнила.
Оборотень.
Я захлебнулся воздухом, меня накрыла волна паники, когда я понял, что безоружен. Я оставил Шафельм в кузнице, потому что бабушка отправила нас в лес сразу после завтрака. Я думал только о том, как бы не потерять Байю из виду.
Лев милосердный, вот ведь самодовольный кретин!
В желудке образовался тугой комок. Я медленно встал, внимательно прислушиваясь и осматривая кусты. Я старался не дышать слишком громко. Тишина. Было слишком тихо. Я слышал голоса Байи и Брэка, но птицы не пели, деревья не шелестели. Не было никаких запахов, кроме духа болота и папоротника. Я внезапно вспомнил самый конец зимы, когда мы с Питером попали в засаду около Каменного стола. Давящая тишина до нападения была такой же.
За нами наблюдали. Я это чувствовал кожей. Холодный, безжалостный взгляд, безучастный, как зима, которую изгнал Аслан.
Я медленно попятился к детям. Далеко ли мы ушли от кузницы? На милю? Может, больше, сложно сказать. Сколько такие маленькие дети могут пробежать?
– Брэк. Байя, – я усилием воли заставил себя не повышать голос. – Нам надо идти.
– Ты забыл корзину, – Байя пыталась до нее добраться, но я перехватил девочку.
– Оставь. Слушайте меня внимательно. Нам надо добраться до кузницы.
– Мы не можем вернуться без страусника, – Байя уперла руки в боки. – Так бабушка сказала!
– Нет, – я покачал головой. – В кузницу. Сейчас же! – Последнее слово я прошипел, подталкивая их вперед. – Брэк, быстрее!
– Но…
Я резко развернулся:
– Я ваш король! – коротко сказал я. – Приказываю: оставьте корзины. Ну же! Быстрее!
Они испугались, но, к счастью, послушались. Я взял их за руки и повел обратно.
Я увидел крякву раньше детей. Пух и перья кружились в воздухе и оседали на воду. Гнездо было разорено, скорлупа валялась по всему берегу посреди пятен крови. У утки не было шансов.
Я привлек Байю к себе и закрыл ей глаза:
– Не смотри! Брэк, не смотри!
Он охнул и поспешно опустил глаза. Дети почувствовали мое смятение, Байя начала плакать.
– Успокойся и держи меня за руку, – сказал я, продолжая тащить их за собой. – Крепко держись. Что бы ни случилось, не отпускай руку!
Они дрожали. Я тянул их за собой, едва не переходя на бег, – дети не жаловались. Болото казалось бесконечным, дети от страха не могли найти тропинку домой. Стараясь сориентироваться самостоятельно, я прислушался. Кроме нашего дыхания, я ничего не слышал.
– Куда идти, Брэк? – выпалил я. – Постарайся найти что-нибудь знакомое. Вспомни русло реки.
Широко распахнув глаза, он облизнул губы и указал куда-то левее.
– Пошли, – сказал я. – Поторопитесь.
Слава Аслану, ребенок не ошибся. Непролазный подлесок сменился высокими деревьями и тропинкой. Река текла быстрее, усиливая панику Байи. Она шмыгнула, попыталась вырваться и побежать вперед. Я схватил ее за рукав:
– Держимся вместе!
– Эдмунд! – выдохнул Брэк.
Я оглянулся. На тропе стояло какое-то сутулое, волосатое, грязное существо. Оно замерло, принюхиваясь. Аслан милосердный, мы же движемся против ветра.
– Бегите! – отрывисто бросил я. – Бегите изо всех сил!
_________________
Keep the magic secret.

Рожденная под знаком Грифона и Льва.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Хроники Нарнии - NarniaNews.Ru -> Переводные фанфики Часовой пояс: GMT + 6
На страницу 1, 2, 3  След.
Страница 1 из 3

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Template->make_filename(): Error - file quick_reply.tpl does not exist